Палестина не оккупирована, она колонизирована…

5 июня 2018 года отмечалась 51-я годовщина «израильской» оккупации восточного Иерусалима, Западного берега и Газы.
В то время как годовщине Накбы (уничтожения Палестины в 1948 году) 15 мая предшествовала масштабная народная мобилизация, годовщина оккупации сопоставимой по размаху мобилизации не вызвала.
Неудивительная кончина «мирного процесса» и неизбежный крах «модели двух государств» перенесли центр внимания с прекращения оккупации как таковой на более широкую и всеохватывающую проблему «израильского» колониализма во всей Палестине.
Стихийная мобилизация людей в Газе, на Западном берегу и среди палестинских бедуинских общин в пустыне Накаб вновь обостряет ощущение палестинским народом собственных национальных чаяний. В силу ограниченности видения палестинского руководства эти чаяния на протяжении десятилетий ограничивались Газой и Западным берегом.
В некотором смысле «израильская» оккупация – больше не оккупация в соответствии с международными стандартами и определениями. Это всего лишь ещё одна фаза сионистской колонизации исторической Палестины, того процесса, который начался свыше 100 лет назад и продолжается по сей день.
«Законы и правила об оккупации мотивированы в первую очередь гуманитарными соображениями; однако их применение определяется исключительно фактическим положением дел», – гласит сайт Международного комитета Красного Креста.
Именно из практических соображений мы зачастую используем термин «оккупация» в отношении колонизации «Израилем» палестинской земли, оккупированной после 5 июня 1967 года. Данный термин позволяет постоянно делать акцент на гуманитарных правилах, которыми должен руководствоваться «Израиль» как оккупирующая сторона.
Вместе с тем, «Израиль» уже нарушил – причём многократно – большинство условий того, что образует «оккупацию» в международно-правовом преломлении, согласно положениям Гаагских конвенций 1907 года, а также Четвёртой Женевской конвенции 1949 года.
В соответствии с этими определениями, «оккупация» – это промежуточная фаза, временная ситуация, которая должна разрешиться путём применения международно-правовых инструментов.
«Военная оккупация» – это не суверенитет оккупанта над оккупированной стороной; она не может включать в себя переселение граждан со стороны оккупирующей державы на оккупированную землю; она не может включать в себя этнические чистки, уничтожение имущества, коллективное наказание и аннексию.
Сегодня часто звучит утверждение, что «Израиль» – это оккупант, нарушивший сформулированные в международном праве правила оккупации. Это было бы верно спустя год, два или пять лет после начала оккупации, но не по прошествии пятидесяти одного года. С тех пор оккупация превратилась в долгосрочную колонизацию.
Очевидным доказательством тому является аннексия «Израилем» оккупированной земли, включая сирийские Голанские высоты и палестинский Восточный Иерусалим в 1981 году. Это решение было принято вопреки международному праву, гуманитарным законам и правилам и вообще любым правовым установлениям.
«Израильские» персонажи на протяжении многих лет открыто обсуждали перспективы аннексии Западного берега, особенно тех его районов, которые усеяны незаконными еврейскими поселениями, построенными вразрез с нормами международного права.
Сотни возводимых «Израилем» на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме поселений существуют вовсе не в качестве временных сооружений.
У разделения Западного берега на три зоны («А», «В» и «С»), подчиняющиеся различным политическим и военным режимам управления, едва ли имеется прецедент в международном праве.
«Израиль» вопреки международному праву утверждает, что более не является оккупирующей державой в Газе; вместе с тем, «израильская» наземная, морская и воздушная блокада палестинского анклава продолжается уже свыше 11 лет. Газа выживает в изоляции – в условиях многократных развязанных «Израилем» войн, убивших тысячи человек, и непроницаемой блокады, в результате которой палестинское население перманентно пребывает на пороге голодного существования.
Газа лишь называется «оккупированной территорией», при этом никаких гуманитарных правил к ней не применяется. Только за последние 10 недель более 120 безоружных демонстрантов, журналистов и врачей были убиты и 13 000 человек получили ранения, а международное сообщество и международное право тем временем продолжают бездействовать, не будучи способными бросить вызов «израильскому» террору.
Палестинские оккупированные территории давно пересекли черту превращения из оккупированных территорий в колонизируемые. Но мы не просто так находимся в ловушке старых определений – у того есть причины, и главной из них является американская политическая гегемония над правовыми и политическими дискурсами, относящимися к Палестине.
Одним из главных политических и юридических достижений «израильской» войны – устроенной при полной поддержке со стороны США – против ряда арабских стран в июне 1967 года стала перекройка правового и политического языка о Палестине.
Прежде предметом дискуссии главным образом были такие насущные вопросы, как Право на возвращение палестинских беженцев в собственные дома, на свою землю в исторической Палестине.
Июньская война полностью изменила баланс сил и окончательно закрепила за Америкой роль главного сторонника «Израиля» на международной арене.
Совбез ООН принял несколько резолюций, делегитимирующих «израильскую» оккупацию: №242, №338 и не столь известную, но в той же мере значимую резолюцию №497.
Резолюция №242 от 1967 года потребовала «вывода “израильских” вооружённых сил» с территорий, оккупированных им в ходе июньской войны. Резолюция №338, принятая вслед за войной 1973 года, дополнительно подчеркнула и разъяснила это требование. Резолюция №497 была ответом на аннексию «Израилем» Голанских высот. В ней данный шаг провозглашался «недействительным и не имеющим международной юридической силы».
Тот же подход применяется к аннексии Иерусалима, а также к любому колониальному строительству и ко всяким попыткам «Израиля» изменить юридический статус Западного берега.
Но «Израиль» действует на базе совершенно иных установок.
Учитывая, что на «оккупированных территориях» теперь проживает где-то от 600 до 750 тысяч «израильских» евреев, и что крупнейшее поселение Модиин Иллит вмещает в себя более 64 тысяч «израильских» евреев, возникает вопрос: какой модели военной оккупации следует «Израиль»?
«Израиль» – это колониально-поселенческий проект, который начался с желания сионистского движения создать эксклюзивное пространство для жизни евреев в Палестине за счёт коренных обитателей этой земли в конце 19 века.
С тех пор ничего не изменилось. Поменялись только фасады, юридические определения и политический дискурс. Правда заключается в том, что палестинцы продолжают претерпевать последствия сионистского колониализма, и им суждено и впредь нести это бремя – до тех пор, пока лежащий в основе нынешнего положения дел грех не будет справедливым образом исправлен.

Отправить комментарий