Как Монголия борется со смогом, внедряет цифровизацию и привлекает инвесторов? (интервью)

Жители Центральной Азии с интересом наблюдают за событиями, происходящими в Монголии. Начиная успехами в цифровизации и борьбе со смогом, заканчивая предстоящими парламентскими выборами. Член Совета экономической политики при премьер-министре Монголии и Совета по денежно-кредитной политике Центрального банка Монголии Чулуундорж Хашчулуун дал интервью сайту Central Asia.media об экономической, политической и общественной жизни страны.

— Мы видим, что экономические показатели Монголии превосходят прогнозы АБР. Как же Монголии удалось этого добиться и какова экономическая ситуация в стране сейчас?

Рост Монгольской экономики за последние годы был значительным. За 10 лет ВВП страны увеличился в 2.8 раза и достиг $13 млрд. Среднегодовые темпы реального роста за прошлые 10 лет составили 7.1% в год, в 2011 году абсолютный рекорд составил реальный рост в 17.5%. В этом году намечается рост примерно 6-7%. Рост экономики страны происходит во всех отраслях – сфера услуг, сельское хозяйство, промышленность, горнодобывающая отрасль, строительство, финансы и тд. Главным двигателем роста стали инвестиции, как внутренние, так и прямые иностранные инвестиции. С государственной стороны, инвестиции финансируются и бюджетом, и Банком Развития Монголии, с частной стороны монгольскими частными компаниями и иностранными инвесторами. В 2018 году всего инвестиций около 4.8 миллиарда долларов, примерно 40% было финансировано внутренними источниками, 60% составили иностранные инвестиции. В 2019 году экономическая ситуация была благоприятной, положительное сальдо внешней торговли составило более 1 миллиарда долларов, экспорт превысил 7 миллиардов долларов, валютные запасы достигли 4 миллиардов долларов, бюджет вышел с профицитом. Одним из важных факторов стал стабильный экспорт. В целом, Монголия является экономикой, основанной на горнодобывающей отрасли, которая у нас производит более 20% ВВП.

— Насколько нам известно, апелляционный суд Монголии отозвал 4 лицензии Centerra Gold в пользу НПО. Как вы можете охарактеризовать данную ситуацию и будут ли последствия для Монголии от инвесторов?

Эта компания давно работала в Монголии, но на ее новые проекты Парламент не дал согласия и монголы не согласились на предлагаемые планы разработки месторождений. В результате, компания продала свои проекты в Монголии и вышла из монгольского рынка в конце 2018 года. Каких либо особых последствий не было и не предвещается. Главной проблемой разработки новых месторождений был вопрос об исторических артефактах в районах предполагаемой добычи.

— Вы являетесь редактором долгосрочной стратегии устойчивого развития Монголии на 2016–2030 годы. Скажите, какие отрасли развития являются приоритетными согласно данной стратегии?

В стратегии устойчивого развития предусмотрено два аспекта роста экономики в следующую декаду. На данный момент лидирующей отраслью является горнодобывающая отрасль, намечено что с начала 2021 года войдут в строй огромнейший подземный медный разрез в Оюутолгой, один из крупнейших в мире, должны начаться работы по интенсификации разработки другого крупного угольного разреза Тавантолгой. В дальнейшем планируется не только добыча, но и переработка природных ископаемых.

Строится новейший монголо-индийский нефтеперерабатывающий комбинат, который будет производить около 1 миллиона тонн нефтепродуктов, в перспективе полностью снабжающий нужды страны в топливе, построены заводы по переработке угля, мощности страны по производству цемента составили около 4 миллионов тонн в год, примерно на уровне Австрии или Швейцарии.

Однако в долгосрочном плане, экономика должна диверсифицироваться, поэтому намечается поэтапное развитие других отраслей, таких как сельское хозяйство, туризм, транспортная отрасль. В этом плане животноводство в Монголии вышло в этом году на рекордный уровень 65 миллионов голов скота, страна стала одним из крупнейших в мире производителем изделий из шерсти и кашемира, начался экспорт мясных продуктов, и многократно возросло производство зерна и овощей. На данный момент Монголия полностью обеспечивает себя мясом, зерном и картофелем, на 60% овощами. Необходимо увеличить производство других видов сельскохозяйственных продуктов, ягод, фруктов, яиц. Монголия каждый год субсидирует сельскохозяйственные проекты и сейчас в стране бум по постройке новых современных ферм в данной отрасли.

В плане развития туризма весной этого года (2020) должен вступить в строй новейший аэропорт Улан-Батора с мощностью до 2 миллионов пассажиров, построенный с участием корейских и японских инвесторов. В стране открывается множество современных отелей и кэмпингов, правительство последовательно снижает цены на международные авиабилеты, открывают новые маршруты для авиалиний из Азии, ожидается что это увеличит поток туристов вдвое.

— Назовите ТОП-5 крупных иностранных инвесторов Монголии и в какие секторы они вкладываются?

В 2018 году в Монголию всего было инвестировано около 20 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций, крупнейшими инвесторами были компании из Канады ($5.9 млрд), Китая ($5.9 млрд), Японии ($842 млн), США ($672 млн), Сингапура ($1.6 млрд), Южной Кореи ($453 млн), Британии ($443 млн), Голландии ($690 млн). Приоритетными являются горнорудная, сфера отелей и гостиниц, торговля, недвижимость, сфера услуг.

— Какие наиболее крупные месторождения разрабатываются на сегодняшний день на территории Монголии? И какие это компании и что они добывают?

Это месторождения меди в Эрдэнэте и Оюутолгой, которые разрабатываются соответственно монгольской госкомпанией Эрдэнэт и канадской Рио Тинто. Далее идут угольные месторождения, которые разрабатываются рядом монгольских компаний, таких как госкомпания Эрдэнэс-Тавантолгой, частные Энерджи Ресурс, МАК.

В сфере золотодобычи лидирует монгольская частная компания “Алтан Дорнод“.

В сфере нефтедобычи работают компании из Китая, а в сфере геологоразведочных работ лидирует монгольская частная компания “ПетроМатад“.

В сфере добычи железной руды работают монгольские компании “Болдтөмөр ерөө гол“ и “Дархан ТҮ“. В целом, в Монголии в горнорудном бизнесе доминирует частный сектор, а госкомпаний не так много.

— Как бы вы охарактеризовали ситуацию в Монголии перед парламентскими выборами?

— В целом страна вышла из затяжного экономического кризиса 2014-2016 годов, экономический рост стабилен, выросли доходы населения, растут инвестиции, есть перспективы для дальнейшего роста. Завершено строительство ряда современных шоссе, которые связали все аймаки (провинции) страны на территории большей, чем Германия, Франция и Англия, вместе взятые. Продолжаются большие инвестиционные программы, о которых речь шла выше. Население страны готовится к новым парламентским выборам в 2020 году и президентским в 2021 году. Думается, что избиратели предпочтут продолжение нынешнего экономического курса, но опять же, избиратели сами определяются с выбором, что трудно предсказать. В стране около сотни телеканалов, огромное количество открытой информации, порталов, сотни газет и журналов, все время идут оживленные дискуссии по вопросам политики и экономики, так что скоро увидим результаты выборов, тем более у нас они идут в режиме прямого эфира, где данные по всем избирательным округам транслируются “вживую“.

— Монголия и Центральная Азия. Какие перспективы экономического сотрудничества вы видите?

Центральная Азия является для Монголии исторически и этнически близким регионом, где в разные годы находились монгольские государства Золотой и Белой орды, улусы Цагадая и Зучи, в средние века находились территории Джунгар монголов, улусы Торгут монголов, где также и сейчас живут родственные монголам и издревле дружественные улусы кыргызов и других народов. Поэтому сотрудничество с этим регионом всегда широко приветствуется в Монголии. Для нас Центральная Азия примыкает к западной части монголосферы, которая занимает огромную территорию, от Кореи на востоке, Внутренней Монголии на юге и на западе до Тянь Шаня. Поэтому сотрудничество с кыргызами, можно сказать, “в крови“ у монголов. Хотя на данный момент экономические возможности наших стран ограничены, я думаю, что с развитием инфраструктуры появятся новые перспективы роста и новые проекты сотрудничества.

Я считаю, что мы можем много изучить и перенять из опыта Центральной Азии, а также может и представить кратчайший выход для стран Центральной Азии на рынки страны Восточной Азии через постройку своих транспортных сетей, о которых я уже упоминал. Монголы сами являются исторически членом Центральной Азии, и в то же время, в силу огромных размеров монголосферы – активными участниками истории и развития Восточной Азии, таких стран как Китай, Корея, Япония, которые непосредственно исторически тесно связаны с Монголией. Поэтому для Монголии роль своебразного транспортного моста для обеих регионов исторически подходит, на мой взгляд. Это могут быть не только товары, но и ноу-хау, информация, технологии.

— В своем новогоднем поздравлении президент Монголии сообщил о списании долгов пенсионеров по кредитам. Как вы расцениваете данный ход?

Это одновременное решение, весьма популисткое в свете предстоящих выборов, и, на мой взгляд, никак не решает главных проблем пенсионной сферы в стране. Я считаю, что Монголия должна заняться серьезно реформой пенсионной системы, привести ее в соответствие с развитием финансовых рынков. Это одна из областей, где Монголия, на мой взгляд, очень отстает от передовых тенденций.

— У нас в Кыргызстане цифровизации уделяется большое внимание в части фискализации налогов и предоставления госуслуг в электронном виде. Как обстоят дела в Монголии по цифровизации? И каков процентный показатель охвата населения широкополосным интернетом?

— В Монголии цифровизация также идет довольно активно, множество государственных услуг и сервисов переходят на цифровые и мобильные платформы. Например, в столице 47 видов государственных услуг доступно через платформу Е-сервис (https://eservice.ulaanbaatar.mn/#/home/organization/citizen). Государство обеспечивает 181 видов услуг (https://mgov.mn/home) через сетевые порталы. Различные мобильные аппликации также представляют большое количество бытовых услуг через интернет. Большинство семей в стране имеют один из нескольких монгольских цифровых порталов для услуг и информации, таких как Univision, Skymedia, DDISH, которые позволяют доступ к сотням телеканалов, видеотекам, онлайн магазинам и тд. В настоящее время зарегистрировано 4.2 миллиона пользователей мобильного интернета, из которых около 40% используют LTE, а остальные – 3G (при общем населении страны в 3.2 миллиона человек). 300 тысяч семей имеют доступ к широкополосному интернету. По некоторым показателям развития интернета, Монголия опережает средние показатели для Азиатско-Тихоокеанского региона и по индексу развитию сетей, занимают 57-е место в мире среди 139 стран (Global information Technology Report 2016).

— Монголия делает большие и успешные шаги в борьбе со смогом, результаты которой видят все. Ваш опыт могут использовать и другие страны. Расскажите, как Монголии это удалось?

В общем, это смесь рыночных инициатив с чистым администрированием. Около десятка лет правительство пыталось создать интерес для семей отапливать более экологически чистым топливом, и потратила на это огромные средства (десятки миллионов долларов), но все попытки кончались неудачей. На этот раз, столица просто полностью запретила топить всем, кроме специальных угольных брикетов, которые производят для бездымного отопления, а также установила для них льготные цены. В результате, за многие годы атмосфера улучшилась, а столица наконец то вышла из печального списка городов с самым загрязненным воздухом. В этом году намечается открытие еще одного нового завода для производства брикетов.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ