Африка — величайшая загадка во времена коронавируса: почему там так мало смертей?

С коронавирусом связано множество загадок, и датское издание Berlingske рассматривает одну из — них низкую смертность в Африке. Как пишет автор, этому можно дать как пессимистические, так и оптимистические объяснения. Возможно, умерших просто не учитывают, а возможно, дело в климате, карантине или вакцине БЦЖ. Статья переведена ИноСми.

Во всей Африке за все время зарегистрировано меньше смертей из-за коронавируса, чем в США зарегистрировали только за среду. На континенте царит атмосфера сдержанного оптимизма. У эпидемиологов есть несколько предположений, почему Африка, возможно, легко отделается.

ЮАР из всех африканских стран провела больше всего тестов. Но даже здесь власти не увидели никаких признаков, что вирус вышел из-под контроля.

В Южном Судане больше вице-президентов, чем аппаратов искусственной вентиляции легких. Пять к четырем. Африканские системы здравоохранения совершенно не готовы давать отпор пандемии, в случае если вирус начнет бушевать на континенте.

Но тем не менее там сейчас происходит нечто загадочное. Число умерших от коронавируса в Африке было и остается удивительно невысоким. Возможно, эта информация поможет нам узнать нечто очень важное о том, как распространяется вирус.

Грубо говоря, существуют две версии, почему количество смертей такое маленькое: мрачная и оптимистичная. С мрачной можно познакомиться, отправившись в город-миллионник Кано на севере Нигерии.

Здесь губернатор рассказывает о «загадочных смертях». Сотни пожилых людей в последние дни умерли от легочного заболевания в городских больницах. Местные власти все отрицают, но врачи обеспокоены: не умирают ли на самом деле пациенты от covid-19, анализ на который просто не провели?

Ту же самую версию можно услышать от могильщиков в Сомали. Некоторые из них рассказывают, что хоронят сейчас в 3-4 раза больше тел, чем обычно. Официально же в Сомали к настоящему моменту от коронавируса умерло всего 26 человек.

На всем африканском континенте, по последним данным, от коронавируса умерло 1 556 человек. В Африке с ее 1,2-миллиардным населением зафиксировано меньше смертей, чем в США зафиксировано лишь за среду.

В пересчете на душу населения, в Африке от коронавируса умерло в 70 раз меньше людей, чем в Дании.

Правда, в Африке взяты анализы лишь у 500 человек на миллион жителей. В Дании проверили 33 000 человек на миллион.

Если коротко, мрачная версия звучит так: на Западе мы не знаем, когда человек заражается covid-19, а в Африке не знают, когда от него умирают.

Тем не менее, полностью объяснить всю загадку эта теория не может, считает доктор Саймон Антара. Он наверняка что-нибудь бы да знал, если бы десятки тысяч африканцев умирали от коронавируса, не сдав на него анализ. Будучи руководителем Африканской сети полевой эпидемиологии AFENET, он тщательно следит за развитием событий на континенте и ежедневно по Скайпу связывается со здравоохранительными органами африканских стран.

«Да, конечно, есть люди, умирающие от коронавируса, который у них так и не диагностировали. Но их не так много. Это совершенно невозможно», — сказал он газете Berlingske, которая связалась с его офисом в столице Уганды Кампале.

Саймон Антара пока не осмеливается делать однозначные выводы, но он один из тех, кто склоняется к оптимистичной версии, состоящей в том, что Африка, вероятно, может легко отделаться.

«Посмотрите на ЮАР», — говорит он.

В этой стране было проведена примерно треть всех тестов, что были сделаны в Африке. У пяти с лишним тысяч человек обнаружили коронавирус, и всего 103 человека умерло от covid-19.

Если бы на континенте было так много незафиксированных смертей от covid-19, это точно проявилось бы статистике смертности ЮАР. Таким образом, по ней можно составить примерное представление о соотношении прогнозов по смертности с количеством людей, умирающих в реальности.

В Южной Африке же сейчас людей умирает даже меньше, чем обычно. Вероятно потому, что страна ввела карантин, из-за которого снизилось количество ДТП, а также убийств.

В феврале Билл Гейтс предостерег, что в Африке может умереть много миллионов человек, когда вирус начнет быстро распространяться в самых бедных и густозаселенных районах континента. Он имел в виду, конечно, места вроде района Найроби Киберы.

Посреди столицы Кении Найроби от 500 000 до одного миллиона человек живет на территории, сравнимой с нашим Амагер Фэллед (район Копенгагена — прим. перев.). Дети, родители и бабушки с дедушками живут все в однокомнатных домиках, где очень редко есть проточная вода. Отделены они друг от друга лишь канавами, заполненными мусором и мочой.

Недавно одна неправительственная организация решила начать брать в Кибере анализы на коронавирус.

Лишь трое из 400 случайно выбранных для анализа человек оказались заражены, написала Financial Times.

Мурити Мутига следит за развитием событий в Восточной Африке от имени международного аналитического центра International Crisis Group. Когда вирус начал распространяться за пределами Китая, во всем регионе поднялась паника, рассказывает он.

«Сейчас мы выдохнули с облегчением — во всяком случае, пока».

Он не думает, что в Восточной Африке очень много больных коронавирусом африканцев, о которых власти не знают или которых скрывают.

«В Кении и Уганде все постоянно сидят в социальных сетях. Если бы там была скрытая эпидемия, народ поднял бы такой шум, что об этом узнали бы все», — говорит он.

Играет ли роль климат?

В своем офисе в Кампале эпидемиолог Саймон Антара каждый день строит предположения, почему Африку беда до сих пор обходила стороной. У него есть пара рабочих теорий.

Важнейшее объяснение — карантины, считает он. В Европе ведь закрытие границ и остановка общества помогли, помогли они и в Африке — только тут успели еще раньше.

И в Африке, и в Европе большая часть стран закрылись в середине марта. В Европе было уже слишком поздно, а вот в Африке вирус мог еще не успеть так распространиться.

Африканцы составляют всего 2% от всего международного авиатрафика, они редко пересекают границы и меньше ездят из города в город.

«Мы увидели, что происходило в Китае, Иране и Италии, и это дало нам шанс отреагировать раньше», — говорит Саймон Антара.

Другой фактор, который тоже не стоит недооценивать, когда сравниваешь количество смертей от коронавируса на двух континентах, — это возраст. Всего 2% населения Африки старше 65 лет. В Италии — 23%.

Есть и другие, менее обоснованные пока теории, которые рассматривают Саймон Антара и его команда.

Например, сейчас Саймона Антару особенно интересует климат.

Африка — самый теплый на планете континент. Последние глобальные вспышки вирусных заболеваний атипичной пневмонии и ближневосточного респираторного синдрома до Африки так никогда толком и не добрались. Ученые по всему миру скептически настроены к теории, что высокие температуры могут препятствовать распространению инфекции, но Саймон Антара этого исключать не хочет.

«Есть интересное китайское исследование, которое свидетельствует, что активность вируса падает с каждым градусом повышения температуры. Не может ли это быть объяснением? Мы изучим это подробнее», — говорит Саймон Антара.

Что ясно точно, так это то, что из-за более теплого климата люди больше времени проводят на улице. А заражение в подавляющем большинстве случаев происходит в помещении, где люди дышат одним и тем же воздухом с одними и теми же частицами вируса, свидетельствуют международные исследования.

Кроме того, Саймон Антара обсуждает со своими коллегами, не может ли у многих африканцев быть некоторый иммунитет из-за того, что они в детстве принимали вакцину против туберкулеза БЦЖ или болели какими-то болезнями, которые сделали их более устойчивыми к covid-19.

«Но это, конечно, пока только догадки», — говорит он.

Зеленая кривая Хеунике в Африке

Вне зависимости от того, верите вы в первое или второе объяснение официальным данным о низкой смертности в Африке, есть и еще один вариант, который нельзя исключать: возможно, африканские страны просто-напросто сильно отстали, и уже очень скоро вирус там выйдет из-под контроля.

И у этого могут быть катастрофические последствия. Попробуйте представить схему министра здравоохранения Магнуса Хеунике, на которой он с помощью красных и зеленых кривых объяснял, как можно держать количество зараженных на низком уровне, чтобы у системы здравоохранения был шанс с этим справиться.

И представьте себе величину этой зеленой кривой в таких странах как Сомали, Сьерра-Леоне, Южный Судан и Центрально-Африканская республика, где количество аппаратов ИВЛ и мест в реанимации можно пересчитать по пальцам. У больниц просто не будет никакого шанса, если вирус начнет распространяться.

«Мы не должны исключать возможность катастрофы. Но сейчас я оптимист — осторожный оптимист», — говорит Саймон Антара.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ