Величие пророка Мухаммада (ﷺ) в трудах французского католика

Пророк Мухаммад (мир ему и благословение Всевышнего) был лучшим примером в богослужении и поведении. Все хорошие манеры и добродетели нашли в нём своё наилучшее проявление. Воистину, ему достаточно того, что Всемогущий Аллах приветствует его благородный характер в Коране: «Поистине, тебя ожидает неиссякаемая награда. Поистине, ты – человек превосходного нрава» (сура «Аль-Калям» 3-4 аяты).

Кроме того, его любят и ценят бесчисленное количество верующих по всему миру. Однако свидетельство о его величии ещё больше укореняется, будучи засвидетельствованным неверующий. Вот, что говорил о посланнике Аллаха (мир ему и благословение Всевышнего) французский поэт Альфонс де Ламартин.

К слову, Ламартин был исключительным оратором, который провозглашал и руководил Второй Республикой, и одним из величайших деятелей романтизма во Франции. Его литературные произведения оказали глубокое влияние на французскую литературу, а стихотворения нашли отклик в сердцах читателей, оказав глубокое эмоциональное воздействие. Несмотря на то, что он был чрезвычайно успешным как поэт, его политическая карьера была полна взлётов и падений. Ламартин начинал как королевский гвардеец при монархе Людовике XVIII, а затем был назначен дипломатом французского посольства.

«Никогда ещё человек не ставил перед собой, вольно или невольно, более возвышенной цели, поскольку эта цель была сверхчеловеческой: ниспровергнуть суеверия, которые были навязаны человеку его Творцом, воздать Бога человеку и человека Богу; восстановить разумную и священную идею божественности среди хаоса материальных и обезображенных богов идолопоклонства, существовавших тогда.

Никогда ещё человек не брался за работу, столь далёкую от человеческих сил, с такими ничтожными средствами, ибо он (Мухаммад) не имел в замысле, равно как и в исполнении столь великого замысла, никакого другого орудия, кроме себя самого, и никакой другой помощи, кроме горстки людей, живущих в углу пустыни.

Наконец, никогда ещё человек не совершал такого огромного и продолжительного переворота в мире, потому что менее чем через два столетия после своего появления Ислам в вере и с оружием в руках господствовал над всей Аравией и завоевал во имя Бога Персию, Хорасан, Трансоксанию, Западную Индию, Сирию, Египет, Абиссинию, весь известный континент Северной Африки, многочисленные острова Средиземного моря, Испанию и часть Галлии».

«Если величие цели, малость средств и поразительные результаты являются тремя критериями человеческого гения, то кто же осмелится сравнить любого великого человека в истории с Мухаммадом? Самые знаменитые люди создавали только оружие, законы и империи. Они основали, если вообще что-то основывали, не более чем материальные силы, которые часто рушились на их глазах. Этот же человек двигал не только армиями, законами, империями, народами, династиями, но и миллионами людей; и более того, он двигал алтарями, идеями, верованиями и душами».

«На основании книги, каждая буква которой стала законом, он создал духовную народность, которая объединила народы всех языков и рас. Он оставил неизгладимую черту этой мусульманской национальности – ненависть к ложным богам и страсть к единому и нематериальному Богу. Этот неискоренимый патриотизм против осквернения неба составлял добродетель последователей Мухаммада; завоевание одной трети земли для догмата было его чудом; вернее, это было не чудо человека, а чудо разума».

«Идея единства Бога, провозглашённая среди исчерпания сказочных теогоний, была сама по себе таким чудом, что по её изречению из его уст были разрушены все древние храмы идолов и подожжена одна треть мира. Его жизнь, его размышления, его героические откровения против суеверий его страны, его смелость в противостоянии фуриям идолопоклонства, его твёрдость в выдерживании их в течение пятнадцати лет в Мекке, его принятие роли публичного презрения и почти жертвы своих соотечественников… эта догма была двоякой – единство Бога и нематериальность Бога: первый говорит, что Бог есть, второй говорит, что Бога нет; один свергает ложных богов мечом, другой начинает идею словами».

«Философ, оратор, Апостол, законодатель, Завоеватель идей, реставратор рациональных верований … Основатель двадцати земных империй и одной духовной империи – Мухаммад. Что же касается всех стандартов, по которым можно измерить величие человека, то мы вполне можем спросить: есть ли человек более великий, чем он?»

Ильмира Гафиятуллина

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ