Из феминизма в Ислам

В прошлом феминистка. Сейчас мусульманка. Известная писательница, публикующаяся на популярных мусульманских сайтах.
Речь идет о Терезе Корбин из Нового Орлеана. Она рассказала CNN о своем принятии Ислама.

Вопросы и ответы
Поиски истинной религии начались, когда я – пятнадцатилетняя католичка, начала задавать вопросы своим учителям и наставникам. Их ответ, что не стоит забивать этим свою хорошенькую головку, возымел обратный эффект. Я посвятила многие годы изучению религий, а также происхождению человека и вселенной. Так я узнала и об Исламе, оказавшемся одним из трех мировых религий.
По мере изучения Ислама меня приятно удивили некоторые его положения.
Например, что мусульмане верят и одинаково чтят всех пророков наряду с пророком Мухаммадом (мир ему и благословение Аллаха).
Призыв искать знания, равно относящийся к верующим мужчинам и женщинам…
Была поражена тем, что многие науки связаны с мусульманскими учеными и мыслителями: алгебра, изобретенная Аль-Хорезми; Ибн Фирнас, разработавший механику полета прежде Да Винчи; Аль-Захрави, которого можно назвать отцом современной хирургии и т.д.
Наконец-то я нашла религию, призывавшую искать и получать знания!

Принятие решения
Это случилось в 2001 году. Какое-то время я не решалась заявить о смене религии, боясь осуждения окружающих. Но затем произошли события 11 сентября, потрясшие весь мир. Видя, как окружающие оскорбляют и даже физически нападают на мусульман, проклинают Ислам в целом из-за действий меньшинства, я не могла оставаться в стороне. Защищая единоверцев, преодолела свой страх и объявила о принятии Ислама.
Моя семья не одобрила этот выбор, хотя и не удивилась. Они знали, что я изучала религии. Но их теперь беспокоила моя безопасность. А друзья, к счастью, в большинстве своем восприняли это спокойно и даже с любопытством.

Платок
Сейчас я с гордостью ношу платок. Он не связывает меня по рукам, не мешает думать, выражать свои мысли вслух, и не имеет никакого отношения к притеснению женщин. А ведь именно таким было мое представление о бедных женщинах Востока, которых заставляют покрываться мужья-собственники.
Когда я спросила одну мусульманку: «Почему ты так одеваешься?», она ответила: «Ради довольства Бога. И чтобы уберечь себя от мужских домогательств, ведь хиджаб – это демонстрация моей веры и жизненных позиций. Хиджаб словно символ того, что женское тело – не объект рекламы, потребительства и критики».
Но я продолжала спорить: «Да, но разве к женщинам в вашей религии не относятся как к людям второго сорта?» Она терпеливо объяснила, что, в то время как западный мир собственнически относится к женщине, Ислам учит тому, что верующие мужчины и женщины равны перед Богом. Ислам сделал обязательным согласие мусульманок на брак, дал право наследования, собственности, ведения своего бизнеса и т.д. А ведь именно за эти права так долго боролись эмансипированные женщины Запада. И я с удивлением обнаружила, что это те идеалы феминизма, к которым я стремилась.

Замужество
Я поменяла религию в тяжелое для мусульман время и в полной мере ощутила одиночество и отверженность обществом. Это побудило меня к созданию своей семьи, ведь даже до Ислама я хотела только серьезных отношений. Но если вы думаете, что я была насильно выдана замуж, как в сказке о Жасмин и Аладдине, то ошибаетесь. Я сама искала мужа, расспрашивала друзей и знакомых. Мне хотелось найти того, кто, как и я, поменял религию. И, хвала Аллаху, нашла. Он жил в Алабаме, в двух часах езды от моего дома в Новом Орлеане. Двенадцать лет спустя после женитьбы мы так же счастливы, как и раньше.

Жизнь после 11 сентября
Мне не нужно менять свою индивидуальность, культуру или американскую идентичность, чтобы быть мусульманкой. Но все же были случаи оскорбления и унижения моего достоинства окружающими из-за Ислама. В меня плевали, бросали яйца, проклинали с проезжающих машин… И я пережила ужас, когда мечеть в Саванне, штат Джорджия, где мы находились, была обстреляна, а позже сожжена.
В августе 2012 года я вернулась в Новый Орлеан, где непохожесть на других в норме вещей, и на короткое время почувствовала себя в безопасности. Но сейчас, с непрерывным потоком антиисламских новостей, мы в еще меньшей безопасности, чем прежде.
На своем пути к Исламу я поняла, что мусульмане бывают разные – разных национальностей, культур, цвета кожи, убеждений… Поняла, что несогласие с чем-то вовсе не означает отсутствие уважения и агрессию, и большинство мусульман хотят мира. И очень надеюсь, что мои соотечественники-американцы преодолеют страх и ненависть и увидят то же самое, что и я.
Зайнаб Маюр

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ