Какой Ислам приняла Варвара Караулова?

Поступок Варвары Карауловой, 19-летней студентки МГУ, внезапно сбежавшей из родительского дома, чтобы пополнить ряды так называемого «Исламского государства», всколыхнул интернет и породил много дискуссий.

Напомним, 27 мая девушка пошла якобы на занятие в университет, по дороге отправив матери СМС-ку с просьбой погулять с собакой, а вечером домой не вернулась. Родители подняли тревогу, и вскоре выяснилось, что Варя тайно оформила загранпаспорт и улетела в Стамбул. 4 июня беглянка была задержана турецкими властями, когда в составе группы из 13 граждан России и Азербайджана попыталась нелегально перейти границу с Сирией. В Турцию прилетел отец Варвары Павел Караулов и в миграционном лагере Батман добился встречи со своей дочерью. Он сообщил СМИ, что Варвара вполне здорова, хотя растеряна и испугана всем произошедшим с ней, и не прочь вернуться домой. Девушку допросила турецкая полиция, после чего было дано разрешение на депортацию Карауловой в Россию. Заметим, что в Москве Варвару тоже ждет встреча с полицией и, возможно, обвинение в попытке участия в незаконном вооруженном формировании – в России деятельность ИГИЛ официально запрещена как террористическая. Сообщалось, что депортация Карауловой в Россию назначена на четверг 11 июня. Впрочем, ситуация меняется с каждым часом и, возможно, сейчас, когда вы слушаете эту передачу, в судьбе беглянки уже произошло что-то новое.

Как известно, осенью 2014 года Варвара Караулова, учась на отделении культурологии философского факультета МГУ, увлеклась идеями ислама, начала изучать арабский язык. Втайне от родителей одевала хиджаб. Но неужели ей, московской студентке из интеллигентной семьи, показалась романтикой кровавая практика ИГИЛ? И что толкнуло ее на побег из дома без предупреждения – на такой бессердечный, по отношению к своим близким, поступок?

Об этом мы разговорились с известным исламским публицистом Анастасией Ежовой, которая, как и Варвара, тоже училась на философском факультете МГУ и тоже в студенческие годы приняла ислам, взяв мусульманское имя Фатима. Сейчас Анастасия (Фатима) Ежова – член редколлегии журнала «Мусульманка» и редактор-переводчик Фонда исследований исламской культуры. Наша беседа была записана 3 июня в Институте философии Российской академии наук, куда Анастасия Ежова пришла на конференцию памяти имама Хомейни. Я спросила ее, как она относится к тому, что неофитка Варвара сбежала из дома, чтобы оказаться в зоне, контролируемой ИГИЛ.

– Бисмиллахи рахман рахим. Во-первых, я хотела бы немножко поправить, ведь то, что она уехала воевать в ИГИЛ – это пока только версия, и эта версия пока еще не доказана. Возможны и другие варианты развития событий. Я лично знаю много случаев, когда девушки принимают ислам и сталкиваются с каким-то непониманием, абсолютно радикальным, со стороны родителей, с прессингом, с невозможностью соблюдать какие-то элементарные вещи наподобие намаза и хиджаба, которые для ислама являются базовыми и сами по себе они безобидны. Они являются частью исламского вероисповедания, частью исламской практики в любом ее варианте. И я знаю случаи, когда девушки просто убегали замуж. Познакомившись в соцсетях, влюблялись и убегали замуж. Родители тоже не знали, потому что они, естественно, не разрешили бы брак с мусульманином и оградили бы своих дочерей от этого общения. То есть, я бы не била в набат, что Варвара направилась именно к ИГИЛовцам. Такой вариант, конечно, исключать нельзя. Но вполне возможно, что она поехать учиться в какое-то суфийское медресе – девушки тоже ездят за границу учиться по обмену. Возможно, она нашла какого-то мужчину в соцсетях, влюбилась и решила выйти за него замуж. А предвидя плохое отношение к этому родителей, возможно, им ничего не сказала. И вот так вот концами уехала. Кстати говоря, семья жениха вполне могла в таком случае ей оплатить дорогу.

– Я хотела бы задать вам такой вопрос: насколько я знаю, в исламе предписано уважать своих родителей, слушать их мнение. И даже выбор жениха или невесты всегда согласовывается с родителями. Как она могла так поступить, считая себя мусульманкой?
– Здесь опять же важны свои нюансы. Да, безусловно, родителей нужно уважать. Но подчиняться им нужно только в том, что не противоречит исламу. Если, например, родители агрессивно запрещают хиджаб, запрещают намаз, – в Коране сказано, что в таком случае им нельзя подчиняться. Что касается брака и замужества – да, действительно, по шариату, когда девушка, девственница, не бывавшая никогда замужем, хочет выйти замуж, нужно согласие отца. Не родителей, а отца или деда. Но только при условии, что отец является мумином, то есть соблюдающим мусульманином. Если же девушка была уже замужем до этого или если отец не имеет никакого отношения к исламу, конечно же, его необходимо чисто по-человечески уважать, но с точки зрения шариата, его согласие для действительности брака не требуется. В любом случае, если человек не мусульманин, он не может быть «вали» для своей дочери, то есть он не может участвовать в ее бракосочетании, давать согласие, выдавать ее замуж. Кстати говоря, когда мужчина женится – не важно, был ли он или не был женат, вообще не имеет значения мнение его родителей, именно в шариате. Это все обычаи, «адаты», что невесту и жениха выбирают родители. Я могу сказать вам про книгу, которая недавно вышла в издательстве «Садра». Она называется «Молодежь и выбор спутника жизни». Ее автор – аятолла Ибрахим Амини. Там очень четко разъяснены все положения, когда и кому нужно согласие вали, т.е. отца или деда, какие требования есть к «вали», и когда это согласие не нужно. И в данном случае, как это ни прискорбно, с чисто технической, шариатской, точки зрения согласие «вали» не требуется.

– Допустим, произошло самое неприятное и самое худшее – Варвару заманил в ряды ИГИЛ так называемый жених, показывавшийся ей привлекательным в социальных сетях. Что этому можно противопоставить? Как можно оградить наших детей? Ведь даже если она имела право, по шариату, уйти к этому «жениху», разве можно не предупредить свою мать и поставить ее в такое положение? Да и вообще вступить в ряды ИГИЛ нормальной девушке, мне кажется, – это что-то из разряда фантастического!
– Вы знаете, я такую вещь скажу, достаточно жесткую, в данном случае. Я сама русская мусульманка, более того, я закончила этот же самый факультет, где учится или училась Варя. Правда, я училась на кафедре религиоведения, а она – на культурологии. Но это не имеет принципиального значения. Потом, в дальнейшем, я очень много работала в различных исламских организациях – и с российскими мусульманами, и с мусульманами из-за рубежа, и всегда сталкивалась с огромным количеством русских мусульманок, таких же, как и я. И могу сказать, что только единицы из этих девушек поддерживают ИГИЛ или какие-то подобные движения. Все эти девушки работают, создают семьи, поддерживают отношения с родителями, когда-то простые, когда-то не очень просто. В чем-то родители понимают, в чем-то нет. Но вот таких одиозных случаев, когда девушки именно сбегают из дома, их не так много на самом деле. И здесь, конечно, возникает вопрос, почему в этом конкретном случае так получилось? Я обратила внимание, что когда отец Вари начал писать, что пропала его дочь, он не написал, что пропала молодая девушка, что было бы адекватно в случае с 19-летным человеком. Он написал: «Пропал ребенок!» У меня сложилось такое впечатление, что родители Вари не видят в ней взрослого человека, не видят личность, хотя она уже совершеннолетняя. Вся тональность такая: «Ее увезли! Ее забрали! Ей сделали паспорт», «Она сама не могла». То есть, это отношение, как к 10-летнему ребенку. Я могу подозревать, что Варя – жертва гиперопеки со стороны родителей, когда родители не допускают никакой самостоятельности в мышлении, в поступках. Естественно, что Варя, как мы видим, скрывала принятие ислама с тщательностью конспиратора. И наверно, причины были, опять же, со стороны родителей – она была уверена, что ее не поймут, что примут какие-то серьезные меры против этого. Когда родители загоняют человека уже взрослого, хотя и очень молодого, в угол, когда ему диктуют, не спрашивают, какие у нее интересы, какое у нее мнение, а говорят: «Ты должна делать вот так-то и так-то», то такое развитие событий, к сожалению, неизбежно. Это не обязательно связано с исламом или с ИГИЛом. Бывает, что сбегают люди других убеждений, далеких от ислама, точно также из дома. Здесь, наверно, просто не было контакта между Варей и ее родителями, была гиперопека, но не было доверия, не было способности родителей услышать своего ребенка и попробовать хотя бы как-то понять. Не принять ее взгляды, а хотя бы понять этот выбор как выбор взрослого человека.

– А как ваши родители восприняли то, что вы приняли ислам?
– Знаете, они восприняли это без радости. Я точно так же, как и Варя, это скрывала долгое время – какой-то период был, когда я выходила из дома в обычной одежде и надевала платок за углом. Это все было в моей жизни, и был период неприятия с их стороны, достаточно длительный. И родители, и я – мы проделали огромный путь, чтобы установить хорошие, доверительные отношения. Со временем родители вникли в мою жизнь, а не стали отгораживаться вот так вот категорически, они поняли, чем я живу, с кем я общаюсь, чем я занимаюсь, кто мои друзья, какие у меня интересы, устремления. И они поняли, что я абсолютно адекватный человек, что я не пойду резать головы, не пойду взрывать остановки. Для них на данный момент это абсолютно очевидно. И сейчас мои отношения с родителями очень хорошие. Мы не живем вместе уже, но я к ним езжу, они ко мне ездят. Мы общаемся, и моя мама, например, была в Иране. Моя мама христианка, при этом достаточно светский человек, далекий от каких-то внешних проявлений религиозности. Но в Иране она носила шарфик на голове, мы с ней ездили в мавзолей имама Хомейни в Тегеране – это фактически огромная мечеть, там женщины носят чадру и ей тоже дали там чадру. И она абсолютно адекватно все воспринимала, потому что, приехав в Иран, она увидела, какие там отзывчивые, добрые, адекватные люди…

– Анастасия, извините, что я перебиваю. Вы знаете много об ИГИЛ. Использует ли ИГИЛ какие-то методы гипноза, манипулирования сознанием, чтобы заманить в свои ряды?
– Безусловно, идет воздействие, ведется массированная пропаганда ИГИЛ среди разных слоев населения. В том числе среди молодежи, и девушек, и юношей.

– Чем они заманивают?
– Они не столько заманивают, сколько спекулируют. Для того, чтобы побороть проблему ИГИЛ, не нужно создавать для них социальную почву. К сожалению, некомпетентные действия чиновников, представителей власти, представителей законодательных органов, спецслужб не пресекают эти настроения, а, наоборот, создают почву. Например, когда есть какие-то совершенно неадекватные выпады против хиджаба – предписания с определенного возраста и, на самом деле, никому не мешающего. Ведь если мусульманки носят хиджаб, то это не значит, что они заставляют других женщин, не мусульманок, точно также одеваться или считают, что их можно оскорблять на этом основании. Это просто религиозное предписание, которому каждая мусульманка имеет право следовать, исходя из конституционного Закона о свободе совести и свободе вероисповедания своей религии. И когда, вместо того, чтобы дать это право всем желающим, начинают против него борьбу якобы в интересах государства, то, на самом деле, это служит не интересам государства, а наоборот это играет против этих интересов. Потому что приходит вербовщик ИГИЛ, агитатор ИГИЛ, и говорит: «Вот, посмотрите! Вам не дают здесь, в кяфирской стране, жить по законам шариата! А есть вот такое-то (мифическое) «Исламское государство», потрясающее и успешное, где вы сможете носить хиджаб, спокойно жить по исламу, вас не будут за это выгонять с работы, ставить на учет и так далее». И люди слушают про этот миф и как-то вдохновляются, что у них вот есть такое «государство», которое стоит на их страже.

– Насколько правомочно название «Исламское государство»?
– Оно абсолютно не правомочно, потому что это не ислам! Что такое ислам? Ислам – это следование аятам Корана и сунне Пророка Мохаммеда (да благословит Всевышний его и его род). Эти шариатские исламские законы объемлют всё – и политику, и экономику, и отношения между людьми, отношения между мусульманами и не мусульманами, семейное право. Так вот, поскольку это такой всеобъемлющий свод законов, он включает в себя правила войны и мира, правила непосредственно ведения войны. И когда вот эта угроза – эта ИГИЛовская чума стала расползаться по Ираку, известный муджтахид марджейе таклид аятолла Али Систани издал фетву, где перечислены подробные правила ведения джихада. Естественно, эти правила не есть авторство Али Систани, это ахкамы, т.е. нормы, которые почерпнуты из Сунны Пророка (С). И там сказано: «Не грабьте людей! Не убивайте женщин и детей! Не трогайте ахль уль-Кетаб, т.е. христиан и иудеев, которые не воюют с вами, не держат против вас оружие. Жизнь и имущество этих людей неприкосновенны. Разрешается убивать, брать в плен и присваивать трофеи только тех, кто пошел агрессивной войной на мусульманин. Но, в принципе, это общий закон ведения войны – мы знаем, что в войнах берут в плен, берут трофеи, на поле боя друг друга убивают, но это не значит, что можно убивать женщин, детей, людей, которые не держат оружие, только за то, что они, допустим, христиане или исповедуют иную версию ислама. Это абсолютно противоречит Сунне Пророка (С).
Что касается этих людей – ИГИЛ – мы видим, что они делают: как они насилуют и убивают женщин и детей. То, что они вообще творят, никак не соотносится ни с какими законами ислама! Естественно, это не соотносится с шиитскими законами, но и в суннитских мазхабах совершенно иные нормы! Их дела никак не соотносятся с суннитскими законами, хотя эти люди себя позиционируют как «ахль эль-сунна аль джам’ат», то есть как представителей суннитского направления и защитников суннитского населения. Их ислам не является исламом. И что это за «исламское государство»? «Исламское государство» — это грандиозный такой бренд-миф, потому что никто из тех, кто сейчас в России пропагандирует это «Исламское государство» не был там! Все пропагандисты ИГИЛ ни разу не были в этом самом «Исламском государстве», не видели его своими глазами, но воспевают этот миф, говорят, что это «восстание против мировой системы», хотя есть очень много свидетельств о том, что «мировая система» как раз-таки подкармливает этих головорезов в своих интересах – и Израиль, и американские республиканцы, которые хотят подтопить Обаму. Есть очень много документальных свидетельств, что вся эта война со стороны американцев [против ИГИЛ] – это во многом фикция. В основном, с ИГИЛ воюет Иран. И воюет не потому, что он хочет помочь Америке. А потому, что он хочет защитить шиитское население, которому грозит тотальный геноцид – игиловцы режут шиитов просто, как животных, хотя это мусульмане, истинно верующие! Поэтому я бы, прежде всего, пресекла эту совершенно позорную, наглую и гнусную пропаганду ИГИЛ, которая идет открыто сейчас в России. Это нужно пресекать! Я на самом деле считаю, что вот эти люди, которые пропагандируют ИГИЛ здесь, сидя в Москве, пусть они едут в это «исламское государство», берут его гражданство и там агитируют на поле боя. Будет очень любопытно посмотреть, как они будут это делать! И не нужно молоденьких девушек и молодых людей, юношей, которые просто ведутся на красивую риторику, в жизни ничего не видели и об исламе ничего не знают, не изучали ислам, не нужно их туда завлекать! Не нужно им рисовать такой привлекательный образ ИГИЛ, абсолютно созданный из воздуха. К сожалению, игиловцы паразитируют еще и на том, что есть «настоящий» ислам, а есть такой «полуислам-софт», который – скорее, нормы каких-то народов, нежели нормы ислама. И вот это тоже людей отталкивает в сторону вот этих головорезов.

– Что бы вы посоветовали тем радиослушателям, которые хотят получить адекватное исламское образование?
– Я бы посоветовала читать хорошие книги, которые написаны настоящими учеными ислама.

– Большое вам спасибо за это интервью.
– И вам спасибо!

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ