Что настанет на следующий день после разгрома ДАИШ?

Последние поражения ДАИШ и отступления этой террористической группировки с захваченных территорий провоцирует следующий вопрос – кто получит контроль над этими районами?

Как пишет журнал The National Interest, отступление боевиков ДАИШ будет продолжаться, и даже возможно, что это будет происходить с еще большей интенсивностью. В таком случае, если члены этой разгромленной террористической группировки, если смогут выжить во внутренних разборках, то по всей вероятности они разойдутся по своим домам. Итак, возникает вопрос, кто или какая группа займет место этой разгромленной группировки, в особенности в северных районах Сирии. В значительной части передовой линии фронта вероятно будут располагаться курды против арабов. Однако, принимая во внимание запутанность гражданской войны в Сирии, это не будет единственной проблемой.

Ответ на вопрос «Что будет после ДАИШ?» предельно важен для обуздания экстремизма и терроризма. Неразрешенная конфронтация за власть и за землю в районе, переполненной оружием и радикальным мышлением, является благоприятной почвой для эскалации террористической деятельности… и не важно известно ли нам этот сценарий или террористическая деятельность.

Ответ на второй вопрос («что будет после ДАИШ») зависит от мер, которые будут приняты для решения первого вопроса («как ликвидировать ДАИШ»). Масштабы и сроки любой военной интервенции зависят от ответа на вопрос политиков о «завтрашнем дне после события» — будь он запланированным или нет.

Если не брать приверженность принципам морали, ввиду значимости и оперативности принятия решений, Соединенные Штаты в качестве важного игрока должны взять на себя ответственность за восстановление того, что было разрушено в Сирии и Ираке, даже если США не начинали эту гражданскую войну.

Соединенные Штаты Америки и в Афганистане не начинали гражданскую войну. Тем не менее, долгие годы после военного нападения на эту страну, США по-прежнему заняты решением проблем после свержения талибов. Условия, царящие на сегодня в Сирии, не столь очевидны, как условия, полагаясь на которых Соединенные Штаты в 2003 году начали войну в Ираке. И ни в коем случае нельзя забывать, что борьба с ДАИШ, сама по себе, стала последующим фрагментом интервенции в Ирак. Тем не менее, мотивы участвовать в сирийской войне аналогичны иракской войне, и являются американским отличием. Эти мотивы являются следующими:

1 – Определение угроз иностранной безопасности таким образом, чтобы в результате его устранения были ликвидированы конкретные лица или группы.

2 – Убеждение в том, что когда будет устранен этот нежелательный элемент, все в естественном порядке станет на своим места, и ликвидация этого нежелательного элемента приведет к установлению нового и миролюбивого строя.

Подобные мотивы имеют глубокие корни в американском образе мышления. Так как питают корни в истории и исторических условиях Соединенных Штатов. К примеру, враги, с которыми Соединенные Штаты в былые времена воевали с ними за пределами своего государства.

Однако прямо сегодня, с учетом уменьшения опасности ДАИШ и регулярных поражениях этой террористической группировки (в Сирии и Ираке) становится очевидным ошибка тех, кто за последние два года утверждал, что для разгрома ДАИШ необходимо большее военное присутствие США. По всей вероятности, в следующие месяцы встанет актуальным вопрос – что будет после ДАИШ?

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ