СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РЕЖИМА Б. АСАДА КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ «АРАБСКОЙ ВЕСНЫ» В СИРИИ

Аннотация. Статья посвящена проблемам экономической модернизации Сирии режимом Б. Асада в 2000-2011 гг. Особый акцент делается на основные направления реформирования экономической сферы страны, в частности, развитие частного бизнеса, привлечение иностранных инвестиций и сферы их приложение, изменения в финансовом секторе. Также детально рассматриваются основные итоги политики экономической модернизации Б. Асада. Раскрываются важнейшие проблемы этого процесса, породившие протестные настроение в сирийской обществе, которые в итоге приводят к событиям «Арабской весны» 2011 г. и последующей кровопролитной гражданской войне.
Ключевые слова: Сирия, Башар Асад, социально-экономические реформы, «Арабская весна»
К тому времени как Башар Асад пришел к власти в 2000 г. в Сирии накопилось значительное количество решенных проблем социально-экономического плана. Несмотря на то, что его предшественник – Хафез Асад приложил немало усилий в 1990-е годы, чтобы изменить сложившуюся ситуацию, заметных результатов достигнуто не было. Причинами этого во многом были устоявшаяся административно-политическая система Сирии, доминирование государственного сектора в экономике, отсутствие значительных внутренних и иностранных инвестиций в ведущие отрасли экономики страны, запрет на ведение частной предпринимательской деятельности и коррупция [11, p. 108-110]. Все это в комплексе в значительной мере тормозило развитие сирийской экономики, только усугубляя и так непростую ситуацию.
Фактически Б. Асад получает в политическое наследство страну, которая на тот момент находилась на грани тяжелого социально-экономического кризиса. К этому времени население Сирии достигает более 17 млн. чел, с достаточно высоким ежегодным приростом населения (до 3 %). Как следствие этого к началу 2000-х годов безработица поступательно растет и достигает почти 20% среди трудоспособного населения и, прежде всего, среди молодежи, которая не могла найти работу, даже имея высшее образование[10, p. 4]. Причем, по некоторым данным среди молодых людей в возрасте от 16 до 25 лет она доходила почти до 80 %. При этом большая часть работающих сирийцев была вовлечена в работу на государственных предприятиях или сельских кооперативах, получавших значительные дотации из государственного бюджета. Государство было не способно создать значительное количество новых рабочих мест в короткие сроки при сложившейся экономической системе и дефиците бюджета. Подобная ситуация только усиливала обеднение значительной части сирийского общества и способствовала росту пропасти между богатыми и бедными гражданами страны. По некоторым данным, около половины трудоспособного населения Сирии принадлежали к бедным слоям сирийского общества[3, с. 100-101].
Другой проблемой для Сирии на рубеже 1990-2000-х годов стала значительная зависимость от поставок сырой нефти за рубеж, которая составляла почти 2/3 доходов страны от внешней торговли. В то же время продажа нефти иностранным компаниям давала порядка 50 % бюджета страны и составляла 12 % от ВВП. Поэтому любое колебание мировых цен на нефть негативно отражалось на доходах сирийского бюджета и создавало опасность для увеличения его ежегодного дефицита. Подобная ситуация прослеживалась на протяжении последних лет правления Х. Асада. Но не только колебания цен на углеводороды на уровень доходов Сирии от поставок нети за рубеж, не менее большой проблемой становилось постепенное истощение месторождений и изнашивание оборудования, что требовало поиска новых нефтяных полей и вливания значительных инвестиций для их разработки и переоборудования старых скважин. Параллельно росло и внутреннее потребление нефти, которое к началу 2000-х составляло порядка 40 % от получаемого ее объема [4]. Однако наращивания добычи нефти по этим причинам не происходило, что вполне предсказуемо сказывалось на наполняемости сирийского бюджета от продажи «черного золота».
Следствием сокращения доходной части становилось сокращение расходов на социальные программы, направленные на поддержку населения, в первую очередь на образование, здравоохранение, пособия, пенсии и зарплаты, что только ухудшало социальную обстановку в стране. Негативным фактором становится рост детского труда, в который к началу 2000-х годов было вовлечено около 10 % сирийских детей в возрасте от 10 до 16 лет, который были вынуждены работать хотя бы неполный день, чтобы улучшить финансовое положение своей семьи[4].
Заметно на экономической ситуации в Сирии к началу 2000-х годов сказывался законодательный запрет на ведение частной предпринимательской деятельности. Это приводило к значительному оттоку капитала из страны, так как сирийцы не имея возможности инвестировать в экономику собственной страны, где полностью доминировал госсектор, охотно вкладывали финансовые средства в зарубежные компании и банки. К примеру, в 2001 г. сирийские инвестиции в другие арабские страны составили 305 млн. долл. [3, c. 102].
Поэтому перед администрацией нового президента Б. Асада в начале 2000-х годов стала необходимость проведения реформ, направленных на преодоление сложившихся проблем в социально-экономической сфере Сирии. Этому и способствовала сама фигура молодого лидера Сирии, получившего прекрасное образование и проживавшего до своего президентства в Великобритании. Поэтому хорошее знакомство с особенностями социально-экономической жизни западных стран не могло не повлиять на его понимание необходимости проведения соответствующих реформ в родной стране.
Придя к власти летом 2000 г. Б. Асад официально объявляет, что в целом он намерен продолжить курс своего отца, как во внутренней, так и во внешней политике, все также оставаясь верным идеалам арабского социализма[11, p. 109]. Но одновременно он заявляет о том, что в стране необходимо провести курс реформ, направленных на модернизацию страны, в том числе в экономической сфере. В частности, Б. Асад объявляет, что основными задачами на пути этого станут поощрение развития частного сектора, привлечение иностранных инвестиций в различные отрасли страны, реформирование банковского сектора, создание новых рабочих мест и целый ряд других.
Впрочем, практически сразу же ему пришлось столкнуться с глухим сопротивлением части политической элиты, сформировавшейся при его отце – Х. Асаде. Это было связано с тем, что при переходе к более либеральной модели сирийской экономике, построенной на принципах свободного рынка, может последовать приватизация госсектора или же снижение участия роли политической элиты в его управлении, что естественным образам не устраивало ее. Поэтому, стремясь сохранить свои позиции, военно-бюрократическая верхушка государства открыто противодействует курсу модернизации молодого президента, который вскоре вынужден был пойти определенные уступки старым соратникам своего отца[2, с. 97-98]. Поэтому в реальности о коренном реформировании сложившейся экономической системы страны по западному образцу говорить нельзя, но в то же время с начала 2000-х годов делаются заметные шаги в сторону рыночной экономики и большей открытости хозяйственной системы Сирии.
Только за первый год президентства Б. Асада принимаются более 100 новых законов, направленных на либерализацию сирийской экономики. Был снят целый ряд запретов, негативно влиявших на темпы экономического роста – в частности, были сняты ограничения на импорт, операции с иностранной валютой, снижены налоги на экспорт и таможенные пошлины [11, р. 112-114].
Все эти меры в значительной мере способствовали сравнительно быстрому росту в Сирии среднего и особенно мелкого бизнеса. К 2005 г. благодаря развитию частного предпринимательства доля государственного сектора в экономике Сирии снижается до 39 % [5]. Но в то же время нужно отметить, что большая часть частных предприятий сирийцев сравнительно небольшие и насчитывают в лучшем случае по нескольку десятков работников. Основными сферами привлечения мелкого частного капитала в довоенной Сирии были пищевая и текстильная промышленность, фармацевтика и сфера услуг[10, p. 3-4]. Средний бизнес предпочитал вкладывать финансовые средства в развитие и деятельность строительных компаний, которые вели деятельность в крупных городах страны. Это постепенно вело к росту прослойки частного предпринимательства и постепенному росту благосостояния населения преимущественно в городах страны. В то же время развитие частного бизнеса, начавшееся достаточно интенсивно в самом начале проведения курса модернизации, к середине 2000-х годов заметно снижается из-за медленного проведения в жизнь дальнейших экономических преобразований, причем, многие из них носили явно незавершенный характер. Поэтому не случайно ускорение роста частного сектора в Сирии приходится на конец 2000-х, когда интенсифицируется государственная поддержка частного бизнеса.
Другим заметным достижением экономической модернизации Б. Асада становится привлечение частных инвестиций в страну. Для этого президент внёс коррективы в закон об иностранных инвестициях, согласно которым теперь иностранные инвесторы получали возможность приобретать земельные участки для реализации инвестиционных проектов. Инвесторы, вкладывавшие финансовые средства в отдаленные районах страны, получали налоговые льготы в течение двух лет, после чего налоги с них взимались по пониженным ставкам [5].
Однако чрезмерная централизация принятий решений об инвестировании всё же оказывает сдерживающее влияние на иностранных инвесторов, особенно в тех случаях, когда объёмы инвестирования относительно невелики. Это было связано с тем, что законодательно иностранным компаниям разрешалось принимать в инвестирование предприятий госсектора на ограниченной основе, т.е. они оставались в руках государства при ограниченном вливании иностранных инвестиционных потоков. Другим сдерживающим фактором на пути инвесторов из-за рубежа оказалась сирийская бюрократия и коррупция, что только отпугивало потенциальных инвестиционных доноров. Неоднократно также звучали жалобы с их стороны, что чиновники и работники спецслужб постоянно вмешиваются в проведение тендеров и последующую работу предприятий, в которые инвестируются финансовые средства зарубежных компаний [4; 9, p. 9].
Естественным образом подобные трудности при полном диктате государства и высоком уровне коррупции не благоприятствовала созданию привлекательного инвестиционного климата в Сирии. Не случайно, инвестиции в Сирию из соседних арабских государств составили всего 43,5 млн. долл., хотя в последующие годы они постепенно растут по мере дальнейшей либерализации экономики страны и попыткам борьбы с коррупцией. Тем не менее, создание условий для привлечения иностранных инвестиций в страну дало определенные результаты. Число компаний, инвестирующих в сирийскую экономику, увеличилось с 750 в 2000 г. до 1597 в 2004 г, а инвестиционный капитал вырос с 427 млн. до 1,8 млрд. долл. [5]
Впрочем, стратегия привлечения иностранного капитала в Сирии имела свою специфику. Страна была разделена на инвестиционные районы, где наиболее благоприятные условия создавались в западных, средиземноморских провинциях страны. Зоны свободной торговли открывались в Дамаске, Алеппо, Хомсе, Тартусе, Деръа и ряде соседних городов. Именно в этих районах, преимущественно в провинциях Латакия и Тартус, было разрешено открываться частным сирийским и иностранным компаниям, банкам, инвестиционным фондам [3, c. 110]. Для иностранцевбыло поставлено условие, что их деятельность будет разрешена только в случае добавочной инвестиции в местную недвижимость в размере не менее 11 млн. долларов. Также дополнительное стимулирование привлечения иностранного капитала осуществлялось за счет освобождения от уплаты таможенных сборов, налогов и свободы перемещения финансов.
Примечательно, что именно в средиземноморских провинциях Сирии исторически доминировали шииты, в том числе алавиты – единоверцы правящего клана Асадов, составлявшие заметную часть политической элиты страны. И, несмотря на то, что Б. Асад, как и его отец, неоднократно подчеркивали, что экономика не является областью доминирования какой-либо конфессиональной группы, фактически на деле поддерживали экономическое развитие в первую очередь тех районов страны, где преобладали поддерживающие режим Б. Асада алавиты и представители других шиитских течений. В то время как суннитский восток и юго-восток страны оставался местом привлечения гораздо меньшего количества инвестиций, несмотря на ряд декларированных налоговых преференций и льгот.
Ощутимую роль в привлечении иностранных инвестиций в экономику страны сыграли достаточно многочисленные диаспоры выходцев из Сирии, занимающие заметное место в целом ряде соседних арабских стран, которые в целом никогда полностью не порывали семейные и родственные связи. Многие из них выступили инвесторами. В то же время во многие инвестиционные проекты начинают вкладывать богатые арабские монархии Персидского залива, особенно Катар, а также ряд других арабских государств. Подписаны и начали действовать новые двусторонние соглашения о свободной торговле с Ливаном, Иорданией, Египтом, Тунисом, Марокко, Бахрейном, ОАЭ и Катаром [5].
Значительный сектор, куда инвестировались финансовые потоки из арабских стран, стал туристический сектор сирийской экономики, главным образом в прибрежных районах Сирии. Это были крупные приморские отели, зоны отдыха и достопримечательности. Так, в 2005 г. сирийские курорты посетили 3,1 млн. туристов из арабских стран.
Заметно улучшаются отношения Сирии и Турции, что создает условия для относительно энергичного торгово-экономического сотрудничества между этими двумя странами с середины 2004 г. С этого момента началось активное сотрудничество, в частности, были подписаны соглашения о создании взаимных зон свободной торговли, о предоставлении транзитных льгот, о совместном развитии экономических проектов в приграничной зоне. А в 2007 г. между Сирией и Турцией подписывается соглашение о свободной торговле, что привело к росту импорта товаров и поступления инвестиций из этой страны [5; 10, р. 3]. Но в то же время сирийских производителей обеспокоило фактическое наводнение сирийского рынка турецкими товарами народного потребления. Впрочем, торговля с Турцией не ограничивалась только ими, в числе важнейших товаров сюда также шло промышленное оборудование, необходимое для сирийской промышленности. Турецкий бизнес инвестировал в Сирию не менее 150 млн. долларов. В то время как двусторонняя торговля к 2010 г. достигает объема в 1,8 млрд. долл. [9, p. 9].
Не менее важную ставку режим Б. Асада делает на развитие торгово-инвестиционного сотрудничества не только с ближайшими соседями по региону, но и со странами Запада, которые, впрочем, очень осторожно вкладывают финансовые средства в сирийскую экономику. С начала 2000-х годов Сирия ведет переговоры о взаимодействии с Барселонским процессом евро-средиземноморского партнерства, в соответствии с которым страны Средиземноморского бассейна имели доступ к финансированию и технической помощи со стороны учреждений Европейского союза (ЕС), которые завершились подписанием ряда соглашений. Сирия оказалась последней из средиземноморских стран, которая подписала соглашение об ассоциации с ЕС в октябре 2004 г. [9, p. 7].
В 2002-2004 гг. ЕС предоставил Сирии займы на сумму почти в 200 млн. долл. на осуществление различных экономических проектов. Так, один из крупнейших кредитов в мае 2003 г. был предоставлен Европейским инвестиционным банком на модернизацию порта Тартус в размере 50 млн. евро[4]. Кроме того, значительное количество кредитов было на финансирование проектов в области сельского хозяйства (в частности, на улучшение системы орошения в засушливых районах страны), торговли, высшего и среднего образования и социальных программ по сокращению бедности. Также европейские компании вкладывали инвестиции в ряд инфраструктурных проектов на территории страны, в том числе в нефтеперерабатывающую промышленность Сирии.
В начале правления Б. Асада начинают налаживаться контакты с американским капиталом. Однако 11 мая 2004 г. администрация президента Дж. Буша. США вводит против Сирии санкции, которые запрещали экспорт в Сирию любых товаров, кроме продовольствия и медицинских препаратов[6, с. 330]. Но, несмотря на это, в январе 2005 г. подписан контракт с американской компанией на разведку и добычу нефти. А в конце 2000-х годов на территории свободной зоны в Дамаске создается Арабо-Американский торговый центр на Ближнем Востоке, который в обход антисирийских санкций намерен оказывать услуги, способствующие росту торговых отношений, обмену информацией и взаимным консультациям между арабскими и американскими компаниями[5].
Кроме того, в период президентства Б. Асада укрепляется традиционное сотрудничество между Сирией и Россией в торгово-экономической сфере. Существенно расширяется на протяжении 2000-х годов взаимодействие с российскими государственными и частными компаниями, растет торговый оборот между Россией и Сирией.
Таким образом, объем прямых иностранных инвестиций в сирийскую экономику за период 2000-2009 гг. составил около 1,3% от ВВП страны. Большая часть иностранных вливаний инвестировалась химическую, нефтяную, легкую и фармацевтическую промышленность [10, р. 3-4]. Но также заметная часть финансовых потоков из арабских стран и ЕС пошла на развитие туристической инфраструктуры приморских районов Сирии.
Другим важнейшим направлением экономической модернизации в Сирии стало реформирование финансового сектора. В 2000 г. началась банковская реформа, которая предусматривала создание частных банков с участием иностранного капитала[1, с. 34] . Первый частный банк был открыт только в 2004 г., позднее, с середины 2000-х годов открывается еще несколько банком с капиталом стран Персидского залива, Ливана и Иордании[7, с. 210; 9, р. 7]. В то же время частные банки облагают высоким фиксированным налогом в пользу государства, оставляющим 25% на прибыль. Действуют и другие ограничительные меры: так, капитализация частного банка должна составлять не менее 30 млн. долларов. Кроме того, физические лица имею право владеть не более 5% акций частного банка[5]. Но, несмотря на это, банковская система Сирии, хотя медленными темпами, продолжала свое развитие на протяжении всех 2000-х годов. Так, по состоянию на 2011 г. депозиты банковского сектора оценивались в 27% от общего объема банковских активов, что составляет порядка 40 млрд. долл. Вместе с тем развитие банковской системы обеспечило возможность получения населением краткосрочных займов, что только стимулировало развитие мелкого предпринимательства во второй половине 2000-х годов [11, p.116-118].
Большим событием для финансово-экономической системы Сирии стало впервые открытие в 2009 г. Дамасской биржи ценных бумаг (DSE). Это способствовало оживлению фондового рынка, впервые за более чем 40 лет. В течение одного с небольшим года (к концу 2010 г.) ее индекс вырос в 1,7 раза, и до событий «Арабской весны» 2011 г. она была одной из значимых бирж на восточном средиземноморском побережье. Через Дамасскую биржу осуществлялась большая часть сделок по купле-продаже сирийских ценных бумаг, выпущенные преимущественно крупными банками и компаниями страны [9, р. 8].
Ослабление контроля оборотом за оборотом валюты, возможность получения кредитов в сирийских банках стимулировало рост мелкого предпринимательства и внутренней торговли, что в целом положительно сказалось на общей социально-экономической ситуации.
В то же время госсектор продолжал играть заметную роль в сирийской экономике, особенно в стратегических отраслях, таких как энергетика, добыча и переработка нефти, химическая промышленность. Были предприняты попытки сократить расходы на субсидирование на энергетическую отрасль путем поставки за рубеж не сырой нефти, а уже готовых нефтепродуктов, а также за счет привлечение иностранных инвестиций, в первую очередь, российских, европейских и из арабских стран [5]. Но данная политика увенчалась только относительным успехом, и существенно увеличить поступления в бюджет страны от нефтяной отрасли не удалось. А в 2009-2010 гг. из-за мирового финансового кризиса объем поставляемой за рубеж сырой нефти упал, негативно отразившись на доходных поступлениях [8, с. 179].
Заметное внимание администрацией Б. Асада было уделено развитию информационных технологий в стране. Было запущена работа нескольких поставщиков услуг мобильной связи, в том числе с привлечением иностранного капитала. Важным моментом технической модернизации в сирийском обществе стало распространение сети Интернет. К началу 2003 г. им пользовалось уже 1,5 сирийцев или около 250 тыс. человек [3, с. 113]. В последующем это число только росло.
Однако в развитии доходных отраслей экономики Сирии проявилась тенденция к тому, что доступ к ним получали родственники действующего президента или приближенные к нему люди. Так, один из крупнейших поставщиков услуг связи – компания Syriatel – контролировался двоюродным братом президента Рами Маклуфом[11, p. 109-110]. Поэтому одной из характерных черт экономической системы страны при Б. Асаде становится постепенное сращивание политической элиты с крупным частным бизнесом. Это было своего рода компромиссом президента с правящей элитой, чтобы добиться ее поддержки проводимого им политического курса. Отчасти поэтому борьба с коррупцией, в том числе и в экономической сфере, носила часто поверхностный или вообще декларативный характер.
Впрочем, режиму Б. Асада да десятилетний период, предшествовавший событиям «Арабской весны», удалось добиться определенных результатов области экономической модернизации в Сирии. Показатели экономического роста до 2011 г. были относительно высокими и составляли в среднем 4-5 % ежегодно[8, с. 178]. Безработица по официальным данным снизилась с 20 до 8 %; исключение составляли только показатели 2008 г., когда она превысила 10 %, но в этом году наблюдался всплеск инфляции(в связи с мировым экономическим кризисом) и засуха в сельской части страны, что, нужно полагать, негативно повлияло в целом на экономическую систему Сирии, приведя к столь отрицательным показателям [9, p. 10-11].
Но в то же время экономическая политика, проводимая Б. Асадом, и его командой приводит и к целому ряду отрицательных последствий, ставшими в итоги факторами последующих событий «Арабской весны» в 2011 г. и кровопролитной гражданской войны, продолжающейся до сих пор.
Политика привлечения иностранных инвестиций преимущественно в западную, средиземноморскую часть страны привели к резким региональным различиям в уровне жизни и экономическом развитии. Приморские районы, более урбанизированные и развитые, выглядели контрастно на фоне более аграрного и бедного востока и северо-востока страны.
Режим Б. Асада провел в период 2000-2005 годов приватизацию государственных ферм, передав их мелким частным собственникам. Фактически это означало отказ от государственной поддержки сельскохозяйственного сектора [11, p. 115-116].Разумеется, сельское население абсолютно не выигрывает от либерализации экономики страны, снижается уровень государственных субсидий, что приводит заметному обеднению местных фермеров. Во второй половине 2000-х годов многие сельские жители, особенно с северо-востока страны, в поисках заработка мигрируют в городские южные или прибрежные районы, что только приводит к росту трущоб вокруг крупных городов, общему возрастанию уровня нищеты в крупнейших урбанизированных центрах Сирии [9, p. 10-11].
Эти процессы были только усилены аномальной засухой в аграрных районах страны в период 2008-2010 гг. Увеличение неравенства между беднейшей частью населению и новой бизнес-элитой, значительная часть которой была связана с окружением президента Б. Асада, только способствовала распространению протестных настроений в сирийском обществе. Государственно-бюрократическая система слабо реагировала на эти проблемы, предпочитая подавлять их при помощи репрессивного аппарата. Поскольку нужно понимать, что именно нерешенность социальных вопросов, возникших ранее или же порожденных экономической модернизацией Б. Асада, выступила своеобразным катализатором нарастания оппозиции к президенту и его команде в значительной части сирийского общества. Сейчас становится очевидно, что отсутствие должной финансовой и социальной поддержки сельским районам оказалось во многом губительным для режима Б. Асада. Ведь протест многих сирийцев, особенно из неблагополучных пригородов Дамаска и Алеппо, связан не в последнюю очередь с политикой наибольшего благоприятствования, которую после потепления отношений с Турцией проводил режим Б. Асада в отношении турецкой сельскохозяйственной и промышленной продукции в ущерб разоряющимся сирийским производителям[11, p. 115]. Непродуманность подобной политики только способствовала разорению многих сирийцев и усугубляла в итоге социальную обстановку.
Поэтому перекосы в области экономической модернизации Сирии в 2000-х годах породили целый ряд социальных проблем, которые не только не решались, а иной и усугублялись действующим политическим режимом, который авторитарными методами насаждал реформы, часто не реагируя на запросы сирийского общества. Результатом этого стал также рост коррупции в высших эшелонах власти, связанных с бизнес-элитой, часто представленной родственниками или приближенными президента или высших государственных чиновников. Бизнес этой новой элиты был сосредоточен во многом в приморских западных провинциях страны, населенным преимущественно шиитским меньшинством. Поэтому в глазах суннитского большинства сирийского общества все более заметным становился имущественный контраст между различными конфессиональными группами в стране.
Отчасти по этой причине к общественному протесту, порожденному заметным разрывом между бедной и богатой частью сирийского общества, начинает постепенно добавляться и конфессиональная составляющая, призывавшая беднейшую суннитскую часть сирийцев к перераспределению политической власти и экономических благ в пользу суннитского большинства. Разумеется, не последнюю роль в распространении подобных настроений сыграли исламисты, финансово и идеологически подпитываемыми внешними силами, но во многом благодаря непоследовательной политике модернизации Сирии режимом Б. Асада политический ислам в лице ИГИЛ и других организаций нашел благодатную почву в период событий «Арабской весны» и последующей кровопролитной гражданской войне.
Список литературы
1. Ахмедов В.М. Модернизация экономики и социально-политические сдвиги в Сирии // Ближний Восток и современность. Вып. 14. 2002.
2. Ахмедов В.М.Сирия на рубеже столетий. Власть и политика. М., 2003.
3. Ахмедов В.М. Сирия при Башаре Асаде. Региональный опыт модернизации в условиях внешней нестабильности. М.: ИА РАН, 2005.
4. Ахмедов В.М. Политическая экономия Б. Асада // Институт Ближнего Востока. 2005. [режим доступа]: http://www.iimes.ru/?p=3435
5. Жданов С.В. Сирия после Хафеза Асада: экономические реформы // Мировое и национальное хозяйство. №1(2), 2007.[режим доступа]:http://www.mirec.ru/2007-01/siriya-posle-hafeza-asada-ekonomicheskie-reformy
6. Пир-БудаговаЭ.П. История Сирии. ХХ век. М.:ИВ РАН, 2015.
7. Филоник А.О.Некоторые аспекты экономической политики Сирии начала нового века // Ближний Восток и современность. Вып. 21. 2004.
8. Филоник А.О. Сирия: реформы и политика // Восточная аналитика. 2011.
9. ButterD. Syria’sEconomy: Pickingup the Pieces. The Royal Institute of International Affairs. June. London, 2015.
10. Gobat J., Kostial K. Syria’s Conflict Economy. IMF Working Paper. June. 2016.
11. Matar L.The Political Economy of Investment in Syria. Palgrave Macmillan. 2016.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ