«С5+1»-Формула плохой работы со странами Центральной Азии

Одной из глобальных проблем США, на которую пока не успел обратить внимание президент Дональд Трамп, является бездонная финансовая дыра в Центральной Азии. Именно здесь, в этих неведомых для рядового американского гражданина «пустынях» бесследно исчезает огромная часть бюджета США. Впрочем, не совсем бесследно, так как многие из этих операций для внимательных наблюдателей тайной не являются, считает  Григорий Трофимчук, эксперт-международник.

По его мнению, «Белый дом» давно обратил внимание на Центральную Азию, регион, который во времена СССР назывался несколько иначе: Средняя Азия включающий в себя пять бывших постсоветских республик: Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизию, Туркменистан.

После распада СССР регион стал территорией, соединяющей многие транспортные и транзитные потоки, связывающие Россию и Китай, что лишь подогрело интерес Запада, и конкретно США, к этому региону. Сюда пошли огромные средства, которые лишь на словах и в документах считались инвестициями или, в лучшем случае, списывались по линии правительственных американских грантов.

На деле же подавляющая часть денег или, мягко скажем, «пособий» на экономические нужды – а это десятки миллионов долларов – попадала и до сих пор попадает во внутренние карманы самих американских чиновников, функционеров, которые участвуют в непосредственной реализации коррупционных схем.

Для местных экспертов это положение вещей давно уже не является тайной. Странно только, что действующая американская администрация, которая самого начала стремилась сократить нецелевую финансовую помощь по всему миру – и даже внутри НАТО, – до сих пор не посмотрела в эту сторону. Трампу бы это явно не понравилось, просто пока ему еще никто не показал сюда пальцем.

При такой достаточно странной помощи зачастую возникает негодование и у самих американских партнеров в Центральной Азии, у казахстанцев, узбекистанцев и всех остальных, которые рано или поздно найдут способ поднять этот вопрос перед Вашингтоном. В том числе и по той причине, что обещанные им деньги до них не доходят, но при этом американские партнеры требуют от них результата. Для отчета перед тем же Дональдом Трампом.

Встреча глав МИД стран Центральной Азии в формате «С5+1» в Казахстане

Кому это выгодно?

Таким образом, выделение огромных сумм для функционирования американских проектов в формате «С5+1» выгодно, прежде всего, американским чиновникам и аффилированным с ними компаниям. Практически, это та же самая схема, как и с семьей Джозефа Байдена в Украине. Только Украина тогда была в центре геополитического внимания, поэтому Байден и попал под прицел Трампа. А Центральная Азия далеко, поэтому информация оттуда доходит до Белого дома не быстро.

Однако в рамках этих американских проектов финансируются не только гуманитарные направления, но и политические, поэтому курс денег и политики в этих краях тем более должен быть ясен для Трампа. А то ведь в этих неведомых «песках» его могут подставить по полной программе, особенно перед очередными президентскими выборами в США.

«Благие» проекты

Кого из местных политиков и партий поддерживает Белый дом в Центральной Азии, и зачастую без ведома самого президента, не совсем понятно. Эта проблема может стать для Трампа и Республиканской партии США большим сюрпризом.

Из некоторых такого рода проектов, бесконтрольно реализуемых на просторах Центральной Азии, можно назвать, например, «Региональный диалог Глобального контртеррористического форума (GCTF)», Разработка транспортного коридора (TCD)», «Энергия будущего (Power the Future)», «Конкурентоспособность бизнеса Центральной Азии (САВС)» и другие. Какие «антитеррористы» выйдут из этих программ, по их окончании, и куда они в итоге направятся, остается загадкой даже для самих США.

Официально же, финансирование направлено на благие цели: противодействие терроризму и экстремизму, взаимодействие в области энергетики, создание транспортных коммуникаций. В этом пакете особенно настораживают такие пункты как «укрепление связей стран региона с Афганистаном», а также создание прямых контактов между коммерческими компаниями США и странами под грифом «С5». Отсюда, видимо, и получается формат «С5+1». Под условной единицей в этой формуле можно понимать все что угодно, включая коррупцию, о которой стыдно говорить вслух.

Практическим распределением средств в регионе занимается целая сеть подрядчиков и субподрядчиков, так что Белому дому будет очень сложно разобраться в этих туманных схемах, даже если он вдруг за это возьмется.

Для вывода средств в личных целях в основном используется такая известная организация как Агентство США по международному развитию (USAID). Предполагается, что гуманитарные задачи, прописанные на ее баннерах почти по всей Центральной Азии, являются надежным и безукоризненным прикрытием для финансовых операций, о которых не всем надо знать.

С чисто бухгалтерской точки зрения, вызывает вопросы и сам объем финансовых средств, направляемых странам C5 от имени той самой, скромной «единицы». Ведь экономики этих объектов порой намного меньше, чем направляемые в них доллары, они их просто не смогли бы переварить, если бы все деньги дошли до адресатов.

Кажется, при таком запредельном финансировании экономики страны ЦА должны стать «садами Семирамиды», перекрыв, по своему блеску, известное чудо света из древних времен. Но на деле этого почему-то не происходит: заметного развития региональных экономик нет и в помине, как нет и взаимной интеграции между странами, что говорит о полной бесперспективности данных схем помощи.

«Новый шелковый путь» по-американски

В свое время госсекретарь США Хиллари Клинтон инициировала для Центральной Азии проект «Новый шелковый путь», который был призван включить эти территории в более мощные логистические, транзитные схемы. Эта стратегия была озвучена впервые еще в 2011 году.

Однако на деле, по истечению лет, всем стало ясно, что в задачу «нового пути» входило элементарное вредительство, направленное на недопущение прокладки китайского варианта международных коммуникаций «Экономический пояс Шелкового пути». И даже на самом названии проекта, очень похожем на китайское, американская сторона попыталась ввести Центральную Азию в заблуждение.

У американских республиканцев имеются, по всей видимости, свои представления о политике США по отношению к Центральной Азии. Но на деле до сих пор присутствует ощущение, что в этом регионе мира реализуются проекты демократов. Поэтому Вашингтон объективно заинтересован в более тщательном контроле за распределением и расходованием средств в этой части мира.

Такой «C5+1» выгоден и России?

Сами страны Центральной Азии начинают все больше задумываться над форматом «C5+1», который не приносит им в целом никакой пользы, кроме незаконного обогащения отдельных местных чиновников, а также, что более важно, излишних политических издержек в контактах с Москвой.

Помимо этого, страны региона хорошо видят развитие проектов с участием России: ЕАЭС и ОДКБ, которые на фоне невнятного «C5+1» выигрывают автоматически. В рамках евразийской интеграции, само собой, имеются некоторые противоречия рабочего порядка, но их, в отличие от американской региональной конструкции, удается быстро устранять.

Но об американских проектах и проблемах мы, естественно, заботиться не собираемся. Поэтому России в целом выгоден существующий формат «C5+1». Ведь он наглядно показывает, как не надо работать со странами Центральной Азии.

Автор: Григорий Трофимчук

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ