Почему Китай не стал вмешиваться в политический кризис в Кыргызстане?

Евросоюз открыто поддержал президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова, подчеркнув его «ключевую роль» в выходе из кризиса. Вашингтон опубликовал заявление, осуждающее «попытку организованных преступных группировок оказать влияние на политику и выборы». Кремль назвал ситуацию «хаотичной» и сообщил, что в контакте со всеми сторонами, а Владимир Путин направил в Бишкек своего личного представителя с заданием организовать переговоры. Даже ООН пообещала направить делегацию для обсуждения ситуации с президентом Жээнбековым, тем самым косвенно признав его легитимность. А Китай молчал, пишет американский портал Eurasianet.

Коротенькое заявление на сайте посольства Китая было просто ответом на вопрос, заданный на ежедневной пресс-конференции в Министерстве иностранных дел Китая 5 октября, в первый день протестов. Представитель министерства просто «выражает озабоченность» и «надеется, что стороны разрешат проблему».

Автор пишет, что практическое бездействие Китая вызывает еще большее недоумение, учитывая, что, в отличие от США или ЕС, КНР является соседом Кыргызстана, одержимым поддержанием стабильности на своих границах, и глубоко опасающимся хаоса и социальных волнений. Более того, Пекин за довольно короткое время стал крупнейшим кредитором республики, и страны углубили политические отношения, установив в 2013 году «стратегическое партнерство».

В дополнение, когда после вызванных дискредитированными парламентскими выборами беспорядков Кыргызстан погрузился в хаос, несколько принадлежащих китайцам шахт подверглись нападению и захвату. Китайские бизнесмены сообщили, что их преследуют даже дома.

Для страны, которая, возможно, рискует потерять больше остальных, если кризис не разрешится, заявление КНР является не только до неловкости мягким и лишенным каких-либо значимых деталей, что делает его легко применимым к любой стране, столкнувшейся с аналогичными беспорядками, но также не подобающим восходящей державе и странным образом не согласующимся с международным консенсусом.

В других странах Китай действует как сверхдержава. Как предсказывал политолог Джон Миршеймер в начале 2000-х, ожидания Вашингтона, что экономическая либерализация Китая приведет к политической либерализации, не оправдались. Вместо этого Китай идет по стопам США и пытается стать самым могущественным государством в своем регионе, азиатским гегемоном. Проводимая КНР милитаризация Южно-Китайского моря, агрессивная позиция по отношению к Вьетнаму, Малайзии и Японии, а также вооруженное столкновение с Индией в июне, подтверждают озвученный Миршеймером в 2005 году прогноз о том, что Китай «захочет диктовать соседним странам границы приемлемого поведения».

Так почему же Пекин не отправил в Бишкек министра иностранных дел Ван И или, еще лучше, главного дипломата Китая Ян Цзечи, задается вопросом автор статьи.

Подобное поведение, вероятно, объясняется одним из основных (и теперь уже противоречивых) принципов внешней политики Китая — не вмешиваться во внутренние дела других стран. Хотя политика невмешательства могла быть логичной в 1954 году, когда она была сформулирована, и когда Китай имел мало веса на международной арене, с тех пор многое изменилось. Сегодня Китай является мировой державой, и он начал вести себя соответствующим образом, включая вмешательство в чужие внутренние дела. Новости об агрессивном поведении Китая поступают почти ежедневно — из Австралии, Новой Зеландии, Канады и Германии.

Кто-то может указать на то, что Кыргызстан, как и вся остальная Центральная Азия, является сферой влияния России. Хотя РФ согласилась бы с подобной оценкой, и в течение многих лет ее, казалось, устраивало положение, при котором Пекин играл первую скрипку в экономических вопросах, а Москва доминировала в сфере безопасности, в последние годы Китай начал отходить от подобного разделения труда. Экономическому превосходству Китая в регионе есть множество документальных подтверждений, но в дополнение связи КНР с центральноазиатскими государствами все чаще включают и сотрудничество в области безопасности.

Двойственность политики Пекина связана с тем, что Коммунистическая партия Китая так и не усвоила за последние десятилетия ряд институциональных и коллективных уроков. От культурной революции до площади Тяньаньмэнь, от проведенной президентом Си Цзиньпином зачистки критиков до подавлений в Гонконге в этом году — партии пока не знает, как вести себя в запутанных политических ситуациях, даже когда игнорирование их бьет по ее имиджу и интересам, заключает портал.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ