Возрождение Османской империи или что задумала Турция?

За происходящими сегодня событиями в Ливии, на Ближнем Востоке, а теперь и на Южном Кавказе некоторые эксперты склоняются видеть призрак возрождения Османской Империи. Ряд политологов, экспертов и политиков начинают говорить о попытках руководства Турции восстановить некогда утерянную имперскую мощь. Справедливости ради стоит отметить, что есть и такие специалисты, которые не воспринимают подобную идею всерьез.

Давайте попытаемся проанализировав несколько фактов и теорий понять, что происходит вокруг возникшего турко-османского вопроса?

Признаки подогревания «имперских» амбиций Президентом Реджепом Тайып Эрдоганом замечены  внутри самой Турции. Во-первых, это волевое возвращение Айя-Софии статуса мечети, отменив существующее с 1935 года положение ее в качестве музея. Помимо этого, активно пропагандируется идея турецкого лидера о реформировании СБ ООН и переноса штаб-квартиры организации в Стамбул. В выступлениях самого Реджепа Эрдогана можно услышать такие мысли, как «собственный путь развития», наличие широкого фронта давления на Турцию, из-за ее успехов, «сплочение нации» и т.д. А в своем выступлении по случаю Дня Республики в октябре 2020 года, он заявил, что «в 2023 году, когда мы достигнем поставленных целей, в истории региона и мира откроется новая страница». Что имелось в виду, непонятно.

Если посмотреть на карту Османской империи XVII века, то можно без труда увидеть, что на текущий момент многие ее ключевые территории представляют собой очаги конфликтов, активным актором в которых является Турция. Турецкая Республика прямо борется за влияние в этих регионах, используя далеко не миротворческие или дипломатические методы.

В Ливии турецкие вооруженные силы напрямую поддерживают одну из противоборствующих сторон — Правительство национального согласия (ПНС). Более того, в июле 2020 года между Турцией и ПНС было подписано подписало оборонное соглашение, согласно которому Турция имеет право разместить на территории Ливии собственную военную базу. Отметим, что подписание соглашения произошло в ходе визита в Ливию турецкой делегации, куда входили и министр обороны страны Хулуси Акар, и глава Генштаба вооруженных сил Яшар Гюлер. Также скажем, что противников ПНС, среди прочих, поддерживают такие государства как Египет, Саудовская Аравия, Объединенные арабские Эмираты и др. А теперь снова взглянем на карту…

В июле 2020 года Анкара решает вмешаться в йеменский конфликт, заявив о подготовке к отправке военного фрегата для поддержки своих сил у йеменского побережья. По мнению турецкого руководства, причиной такого шага является возрастание напряженности между силами лояльным Турции и другими группировками, лояльными коалиции Саудовской Аравии. В ряде СМИ появились мнения экспертов, в которых говориться подозрениях того, что в планах Турции есть намерения стать отдельной силой йеменского конфликта с целью нейтрализовать политику региональных соперников – Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

В Сирии турецкие военные прочно обосновались в приграничных территориях страны и проводят там сразу несколько военных операций, таких как «Оливковая ветвь» и «Источник мира», которые направлены на уничтожение бойцов курдских группировок, а также на создание в Сирийской Арабской Республики «зоны безопасности». Кстати, опорой турецкой стороны, при этом, является Сирийская свободная армия, ведущая борьбу против официального сирийского правительства.

Турецкие ВВС чувствуют себя свободно и в небе Ирака, по территории которого наносятся регулярные удары с целью устранения все тех же бойцов Рабочей партии Курдистана (РКК).

И вот теперь конфликт вокруг Нагорного Карабаха между Арменией и Азербайджаном, где Турция не только открыто политически поддержала азербайджанскую сторону, но даже, по ряду данных, оказывает Баку военную помощь. При этом в отношении Азербайджана Турция уже давно проводит политику под лозунгом «Одна нация – два государства». Эксперты также говорят о том, что в будущем не исключен сценарий полного поглощения Баку Анкарой. Одним из главных вопросов тут является выход Турецкой Республики Каспийскому морю.

Итак, смотрим снова на карту. Противостояние с Грецией вокруг Кипрского вопроса история давняя. Но вот теперь Черноморский регион. На карте видно, что четыре столетия назад Черное море было внутренним морем Османской империи. Сегодня выход к побережью, помимо Турции имеют Россия, Украина, Грузия, Румыния и Болгария. Но ключом ко всему бассейну можно считать Крым, который с 2014 года вышел из состава Украины и вхошел в состав Российской Федерации. Что сегодня делает Турция в отношении полуострова?

В октябре 2020 года в Стамбуле прошли переговоры между турецким и украинским лидерами, по итогам которых Реджеп Эрдоган заявил: «Турция продолжит поддерживать территориальную целостность Украины, включая Крым, а также политическое единство страны».

А в совместном заявлении лидеров двух стран говорилось о том, что Турецкая Республика подтвердила свою безусловную поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины в международно признанных границах. Наряду с этим, выражалось согласие продолжить прилагать усилия, направленные на «деоккупацию» Крыма и города Севастополь, а также восстановление контроля Украины над отдельными районами Донецкой и Луганской областей Украины.

Анкара также поддержала перспективу членства Украины в Североатлантическом альянсе и приветствует признание этой страны как партнера с расширенными возможностями. Кроме того, Анкара заявила о продолжении содействия Украине в достижении критериев членства в альянсе, а также совместимости Вооруженных сил и НАТО, в том числе путем проведения соответствующих совместных военных учений.

Среди подписанных соглашений был и Меморандум о намерениях между Министерством обороны Украины и Государственным агентством по вопросам оборонной промышленности Турции о проектах в области оборонно-промышленных проектов. К слову стоит отметить, что по некоторой информации украинская сторона, в рамках сотрудничества, намерена поставить Турции турбореактивный двигатель для крылатых ракет и реактивных беспилотников, а также передать технологию его производства.

А незадолго до переговоров с Украиной турецкое внешнеполитическое ведомство начало активно интересоваться положением крымских татар на территории полуострова. И в одном из заявлений ведомства даже проскользнула фраза «Методы давления на коренное тюркское население Крымского полуострова вызывают сожаление». То есть, в принципе, понятно куда дует ветер?

А теперь уже не историческая карта, а новейшая политика. Помимо «старых» османских территорий взгляд Турции устремляется намного дальше, за Каспий, в Центральную Азию. Попытки «прибрать у рукам» Анкарой среднеазиатские республики сразу после распада СССР известны давно. В основном это были попытки с использованием таких инструментов как экономическая помощь, создание сети образовательных учреждений и т.д. Сегодня подход намного «интересней» и «свежей».

В ряде экспертных кругов Турецкой Республики обсуждается вопрос создания пантюркистской армии или «Армии Турана». Турецкие политологи гипотетически рассматривают теорию того, что ориентируясь на успехи азербайджанской армии в конфликте в Карабахе при поддержке Турции, а также на итоги визита Министра обороны страны Хулуси Акара в Казахстан можно говорить о первых шагах создания единой армии тюркских государств.

На страницах газеты «Turkiye Gazetesi» ряд турецких экспертов, с оговоркой на то, что говорить об этом «проекте» еще рано, все же отметили, что теоретически эта армия, которая, как ожидается, будет создана под руководством Турции, может задавать тон во всех региональных глобальных вопросах.

Так что лежит за центральноазиатской стороной теории турецких экспертов об «Армии Турана»?

Во-первых, это конечно же визит Министра национальной обороны Турции в Казахстан. В ходе визита обсуждались вопросы взаимодействия двух стран в сферах подготовки военных кадров и оборонной промышленности. Но мало кто обратил внимание на незначительную деталь: Хулуси Акар назвал Казахстан «землей праотцов», а также в своем выступлении сделал упор на потенциал вклада Турции в укрепление Вооруженных сил Казахстана в рамках Соглашения о стратегическом партнерстве от 2019 года. Во-вторых, после посещения Казахстана глава оборонного ведомства Турции направился в соседний Узбекистан, где было подписано Соглашение о развитии военного и военно-технического сотрудничества.

Обсуждая вопрос перспектив создания «Армии Турана» Директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев, в интервью изданию «Газета.ру» подчеркивает, что освещение идеи «Армии Турана» со стороны Turkiye Gazetesi — малозначимый факт, поскольку это издание считается маргинальным и не имеет ничего общего с прогосударственными турецкими медиа. Политической базы, которая необходима для создания «Туранской армии», просто нет. Даже в 90-е годы эта основа была более прочной, чем сейчас.

Альтернативное мнение в своем интервью изданию «Аргументы Недели» высказал академик, генерал-лейтенант Сергей Чварков. Он отметил, что «на протяжении двух последних лет в СМИ государств региона упорно муссируется слух о том, что Турция, Азербайджан, Киргизия и Монголия сформируют Объединенную армию тюркского мира — Евразийские военные силы как прямой аналог НАТО для тюркского мира с базовым субъектом — турецкой жандармерией. Данный вопрос требует усиленного мониторинга и анализа. Руководство Монголии категорически отрицает участие в этой программе, и реальная ситуация это подтверждает».

Сегодня существует много барьеров для построения «Армии Турана». В военно-политическом плане это членство Турции в НАТО и членство Казахстана и Кыргызстана в ОДКБ. В финансово-экономическом, влияние Турции в Центральной Азии не может тягаться с влиянием Китая. Также в данном регионе присутствуют интересы других крупных игроков, таких как Россия и Иран. И с этими странами необходимо считаться.

С другой стороны, возникновение любого проекта начинается с идеи. Это известный прием, когда мысль вбрасывается в общество через СМИ, даже самые незначимые, и потом собирается реакция или мнения, которые смогут стать основой для ее разработки.

Таким образом, мы видим определенную активность Турции в рамках «исторических» границ Османской империи. На текущий момент говорить о ее восстановлении конечно-же рано, хотя определенные признаки усилий турецкой стороны в данном направлении можно и отметить. Что же касается Центральной Азии, то тут, пока, больше домыслов, чем возникновения каких-то реальных угроз.

Материал подготовил Алексей Фомин

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ