Планы Китая на Ближнем Востоке

8 ноября видный иранский ученый-ядерщик Мохсен Фахризаде был убит недалеко от Тегерана, пишет София Зинсер в газете South China Morning Post.

Убийство произошло на фоне эскалации напряженности в отношениях между Ираном и США. Накануне теракта против иранского ученого Соединенные Штаты ввели санкции против пяти китайских и российских компаний, которые, по их словам, участвовали в разработке ракетной программы Ирана.

30 ноября официальный представитель МИД Китая осудила убийство Фахризаде, заявив, что оно подорвало региональный мир и стабильность.

В июле в СМИ просочился проект 25-летнего соглашения о стратегическом сотрудничестве между Пекином и Тегераном, но Китай в ответ заявил, что это не секрет. Другие сведения говорят о том, что у Китая есть значительный экономический стимул и он незаметно готовится воспользоваться этими преимуществами. Пекину необходимо использовать эти интересы, чтобы играть более заметную дипломатическую роль на Ближнем Востоке, открыто отвергая односторонний произвол вов внешней политике США. Рост напряженности в отношениях США с Ираном может дать Китаю шанс активизировать дипломатические взаимодействия с Тегераном.

В конце октября, после встречи со своим иранским коллегой в Пекине, министр иностранных дел КНР призвал к новому ближневосточному саммиту для ослабления напряженности и поиска политических и дипломатических решений проблем безопасности на Ближнем Востоке. Встреча была частью серии быстрых преобразований в политике Китая в плане активного дипломатического присутствия на Ближнем Востоке, косвенно соперничая с недавними инициативами Вашингтона, в частности Авраамическое соглашение (между ОАЭ и Израилем).

После отмены эмбарго ООН на поставки оружия Ирану Госдепартамент и министерство обороны США продолжили и даже расширили свои односторонние санкции против Ирана без одобрения Совета Безопасности. Напротив, в прошлом Китай обещал быть надежным партнером в ядерной сделке с Ираном. После встречи с Зарифом министр иностранных дел Китая предложил обязать страны, участвующие в новом Ближневосточном форуме, присоединиться к СВПД (Совместному всеобъемлющему плану действий).

Углубляющийся альянс между некоторыми странами Персидского залива и Израилем и обвинение Тель-Авива в убийстве Фахризаде усиливает решающую роль Ирана в регионе. Помимо убийства Фахризаде, лидеры Ближнего Востока все чаще обращаются к Китаю как к стратегическому партнеру. В настоящее время Пекин ищет решения для поддержки своих амбициозных технологических инициатив в регионе, включая видение Бин Салмана на 2030 год и восстановление разрушенной Сирии.

В октябре Саудовский национальный центр искусственного интеллекта подписал соглашения с китайскими компаниями Huawei и Alibaba. По оценкам Вашингтона, Пекин в настоящее время контролирует около четверти многомиллиардной промышленности Израиля. С другой стороны, Китаю нужны ближневосточные энергоносители, как чистой энергии, так и нефти, и поэтому в его интересах поддерживать экономическую и политическую стабильность в регионе.

Кроме того, наблюдаются признаки обширного дипломатического взаимодействия между Китаем и Ближним Востоком. Первый шаг к такому сближению, по инициативе министра иностранных дел Китая, был сделан в июне на онлайн-встрече под названием «Диалог между арабскими и китайскими политическими группами». Встреча показала, что Китай не против и даже весьма заинтересован в углублении дипломатического взаимодействия на Ближнем Востоке. Встреча раскрывает важные ключи к разгадке намерений КНР, из которой можно сделать вывод, как Пекин может использовать убийство иранского ученого-ядерщика в качестве одного из предлогом к расширению своего лидерства в рамках более крупного геостратегического альянса на Ближнем Востоке. Дипломатический аппарат Пекина также стремится к налаживанию нейтральных политических взаимоотношений со странами региона.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ