Ядерное соглашение с Ираном: быть или не быть?

Одной из главных интриг нового правительства Соединенных Штатов является вопрос возвращения страны в рамки Соглашения по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), которое еще называют «ядерная сделка с Ираном». Сделка снимала санкции с Ирана в обмен на ограничение его ядерных возможностей.

Сообщается, что 2018 году администрация Дональда Трампа, бывшего президента Америки, вывела страну из Соглашения и наложила на Тегеран дополнительные санкции, связанные ядерной программой ИРИ.

Ядерное соглашение между Ираном и группой международных посредников, так называемого формата «5+1» (США, России, Китая, Франции, Великобритании и Германия), вступило в силу в январе 2016 г. Выход Соединенных Штатов Америки из этого процесса через два года был неожиданностью, ведь МАГАТЭ заявляло, что Иран выполняет условия достигнутых договоренностей.

По заявлению бывшего заместителя госсекретаря США и одного из ключевых действующих лиц Америки в переговорном процессе с Ираном по ядерному вопросу Уэнди Шерман, президент США Дональд Трамп объявил о выходе из «иранской ядерной сделки», даже не прочитав текста соглашения.

Ряд экспертов полагали, что через санкции, последовавшие после выхода из сделки, американское руководство хотело:

  • толкнуть Иран на путь создания ядерного оружия, что оправдало бы дальнейшее вооруженное вторжение в страну (или по крайней мере нанесения по ней ударов);
  • еще больше ухудшить экономическое положение внутри Исламской республики, вызвав недовольство и протесты населения, что могло бы, как минимум, сделать официальный Тегеран сговорчивей;
  • вынудить покупателей иранской нефти, таких как ЕС, Япония, Индия и др., под угрозой санкций в отношении них, искать себе другой нефтяной рынок.

Действительно, экономически Ирану пришлось нелегко. Многие импортеры нефти предпочли закупаться в других местах. По разным данным, после выхода США из СВПД иранский реал подешевел к американскому доллару до восьми раз, а с начала 2020 года более чем на 50%.

Но, в 2020 году в США стартовали новые выборы Президента. Один из кандидатов, демократ, Джо Байден заявил, что в случае его избрания на пост главы страны он намерен вернуть Америку в рамки сделки по СВПД. Подобный шаг был объяснен, как элемент политики нового президента Соединенных Штатов по деэскалации ситуации на Ближнем Востоке.

Уже в тот, предвыборный, момент подобное заявление было встречено с настороженностью. Ряд экспертов полагали, что это была просто предвыборная риторика в духе антагонизма политике Трампа. Даже в самом Иране относились к такому шагу потенциальной администрации Белого дома скептически. Официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде в начале ноября 2020 года заявлял, что власти страны не рассчитывают на возвращение США к договору СВПД после того, как демократ Джозеф Байден займет президентский пост.

В то же период в интервью агентству Associated Press спецпредставитель Соединенных Штатов Америки по Ирану Эллиотт Абрамс отмечал, что Штаты не откажутся от кампании давления на Иран и в том случае, если Белый дом возглавит нынешний кандидат от демократов на пост американского президента Джо Байден.

Однако, большинство все же видели в заявлении Байдена реальный посыл к повороту в ситуации.

Также существовало мнение, что Трамп в случае проигрыша на выборах не оставит свой пост просто так. Постпред РФ при МАГАТЭ и других международных организациях в Вене Михаил Ульянов отметил INTERFAX, что администрация Трампа пытается максимально затруднить сторонникам Байдена работу по преодолению разногласий и восстановлению деятельности ядерного соглашения с ИРИ.

Согласно одной из версий, смерть иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде является одним из пунктов данного плана.

Выборы в Белый дом прошли. Байден одержал победу. Его намерения по возвращению США на возобновление участия в СВПД не изменились. Это, в свою очередь, вызвало определенную нервозность у американских союзников.

Например, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выразил озабоченность данным процессом и назвал намерения Байдена вернуться к «сделке» ошибкой.

Так что же стоит за желанием Джо Байдена возобновить диалог с Ираном? Это ключевой поворот во внешней политике Вашингтона на деэскалацию напряженности или что-то еще?

Следует начать с того, что хотя и избранный Президент США и говорит о готовности вернуться в переговорное русло по иранской ядерной проблеме, он делает оговорку на то, что Иран сам должен вернуться к «строгому соблюдению» условий СВПД, т.е. сократит свои ядерные разработки.

НО, существует и еще несколько условий в так называемом «плане Байдена» по «примирению» с Ираном, в рамках которых будет поднят вопрос поддержки со стороны ИРИ боевых групп, участвующих в конфликтах в Ливане, Ираке, Сирии и Йемене, а также ввод в переговорный процесс на равноправных правах Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, которые должны будут присоединиться к первоначальным подписавшим ядерное соглашение с ИРИ сторонам — Россия, Китай, Великобритания, Франция, Германия и Европейский Союз — в любых новых соглашениях.

С другой стороны, исходя из мнений ряда экспертов, Джо Байден постарается форсировать вопрос со сделкой. Причиной тому может стать тот факт, что на июнь 2021 года в Иране намечены очередные президентские выборы и не исключено, что победу в них сторонники более «жесткой линии» по отношению СВПД и договариваться с ними у США станет сложнее.

Не следует забывать и о том, что администрация Трампа на последок также вставляет «палки в колеса» плану возвращения США к СВПД. След американских спецслужб найден и в гибели иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде.

Также, издание «Al-Jazeera» со ссылкой на «Daily Beast» сообщило о том, что Трамп предоставил официальным лицам своей администрации, в частности госсекретарю Майку Помпео, «карт-бланш», чтобы они могли занять агрессивный подход к Ирану в последние дни его правления.

Несмотря на появившуюся надежду, что новая администрация Белого дома все же снимет со страны санкции и вернется в русло диалога, подобные события все же вынудили руководство Ирана сделать ряд ответных шагов. Одним из которых явилось принятие парламентом страны поправок к плану «Стратегических действий по отмене санкций и защите прав иранского народа». Согласно одному из положений которого Правительство Исламской Республики Иран обязано, в случае невыполнения странами-участниками ядерного соглашения с Ираном их обязательств, отсутствия нормализации банковских отношений и полного устранения барьеров для экспорта и продажи иранской нефти и нефтепродуктов, а также полного и немедленного возвращения валютных ресурсов, приостановить добровольное выполнение Дополнительного протокола, спустя месяц после принятия этого закона.

Дополнительный протокол СВПД предусматривает заблаговременное информирование МАГАТЭ о строительстве новых ядерных объектов в Иране, а также расширенные допуск и инспекции Агентства действующих атомных объектов.

По сути дела, речь идет о новой ядерной эскалации в регионе Ближнего Востока.

Анонимный источник близкий к экспертным кругам США сообщил свое мнение о реальных перспективах возвращения американской стороны к сделке с Ираном, в рамках СВПД, и будущих шагах Америки в данном направлении. Он отметил, что «Штаты при новой администрации пойдут на возобновление переговоров по ядерному соглашению с ИРИ, хотя и продолжат рассматривать Иран как стратегического противника в регионе. Байден меняет не цели, а методы и тактику в регионе. Задача минимум — добиться окончательного закрытия ядерной программы Ирана, чтобы не получить второй Пхеньян. Но стратегической целью остается ликвидация режима, основанного на подавлении меньшинств. Такой режим всегда будет опасен для США, поэтому обезоружив — искать пути ликвидации».

Источник сказал: «Байден будет ставить какие-то, возможно формальные, условия возобновления сделки. Это жест для собственного электората. Также будет продолжаться поиск путей воздействия на Тегеран в других вопросах. Помимо вопроса ядерного вооружения, требуется уход из Сирии, отказ от сотрудничества с Россией и Сирией, а также изменение внутренней политики».

По мнению корреспондента агентства ИТАР «ТАСС» в Иране, эксперта Российского совета по международным делам Никиты Смагина, «чисто теоретически США настроены к возвращению к «ядерной сделке» при новой администрации. Шанс к этому есть, и они не меленькие. Другой вопрос – это практическая реализация. Несмотря на то, что администрация Байдена, как бы, готова к возвращению к сделке, и иранская сторона, разумеется в этом заинтересована, это все еще сложный процесс, потому, что существует множество подводных камней. Тут наслаивается и внутренняя ситуация в Иране, т.е., очевидно, что консерваторы во власти в Иране не то, чтобы сильно поддерживают Рухани, чтобы он вернулся к ядерной сделке. Судя по всему, история состоит в том, что противники Рухани хотели бы, чтобы возвращение к вопросу сделки произошло уже после его президентского срока. На новых президентских выборах в Иране, которые пройдут в июне, Рухани не имеет права избираться на новый срок. В связи с чем, дивиденды от возвращения к ядерному соглашению уже пойдут к следующему президенту».

Помимо этого, есть проблема с американской стороной. Байден, как любой политик, должен показать новые результаты и новые победы. Он не может просто взять и вернуться к прежнему соглашению и на этом остановиться. Ему нужен какой-то новый рубеж. Если возвращение к соглашению, то, возможно, его расширение или заключение новых соглашений по Ирану и т.д.

Есть еще множество других факторов. Поэтому возвращение к соглашению – это достаточно сложная процедура. И есть достаточно большая вероятность того, что США в итоге к нему вернуться, но не большая вероятность, что это произойдет в ближайшие пару месяцев. 

По мнению экспертов редакции «Eurasia Today», в случае, если произойдет возврат США и Ирана в рамки СВПД, остается еще один вопрос: что в таком случае ИРИ будет делать со своими обещаниями ответных шагов за смерти генерала Сулеймани и ученого-ядерщика Фахризаде? Ведь любое действие в этом направлении против США или их союзников может привести к срыву договоренностей возобновлению санкций против Ирана.

Никита Смагин прокомментировал это мнние: Тут два момента. Во-первых, это не любые действия Ирана приведут к срыву договоренностей и возврату к санкциям. Иран способен на креативность и изобретательность при таких ответных шагах. Мы видели это во время предыдущего удара по базам США в Ираке, когда иранская сторона предупредила иракцев о том, что будет нанесен ракетный удар. Иракцы, в свою очередь, предупредили американцев. Причем иранцы не могли не понимать этого. В итоге, шума было много, а погибших среди американцев не было. Теоретически, какие-то похожие акции могут происходить и теперь. Но не каждый ответ будет приводить к обрушению всего.

Нужно понимать, что если договоренности между Соединенными Штатами и Ираном будут подписаны, а текущие санкции сняты, при чем полноценно: Иран снова будет продавать нефть, а в страну пойдут какие-то иностранные инвестиции, то, вполне вероятно, что Исламская республика откажется от реальных шагов по мести в отношении Соединенных Штатов Америки.

Во-вторых, с Фахризаде ситуация немного другая. В его убийстве обвиняют Израиль. Конкретно Израилю Иран может и отомстить. Это совсем не означает развал всех соглашений с США.

Снятие санкций со стороны Америки может стать тем рубежом после которого поведение Ирана будет несколько менее агрессивным в отношении США. Все-таки цена возвращения санкций достаточно высока и это один из сдерживающих факторов.

Журналист Хаял Муаззин помог нашему изданию получить эксклюзивное интервью у Представителя верховного лидера Ирана Али Хаменеи Аятоллы Сеид Хасан Амали. На вопрос о том каковы реальные перспективы возвращения США и Ирана к сделке по СВПД, Аятолла Сеид Хасан Амали ответил:

«Мы уверены, что администрация Байдена обязательно вернётся к ядерным переговорам. Если они желают, чтобы переговоры были эффективны, для этого должны в первую очередь снять все санкции с Ирана. Они ввели против Ирана очень жесткие санкции. Обама в свое время говорил, что «мы ввели такие жесткие санкции против Ирана, которых мир еще не видел». Этими санкциями хотели довести народ до восстания. Это у них не получилось, так как народ прекрасно понимает их коварные планы. Как вы знаете, наш официальные лица сделали заявления, что Иран больше не будет находиться в одностороннем порядке в этом соглашении. Если возврата не будет к переговорам, Иран будет увеличивать обогащение урана. Байден хорошо знает, если они не вернуться к столу переговоров, Иран станет еще большей сильной ядерной державой. Трамп был не достаточно мудр, он руководствовался эмоциями. Вместе с Израилем, США в один голос заявляли, что Иран не должен иметь ядерного оружия. Но, если же вы этого хотели, вы не должны были выйти из этих переговоров.

Соглашение сдерживало развитие ядерной программы. И это Байден хорошо знает, поэтому обязательно найдет общий язык с Ираном. В случае невозврата к переговорам, Иран сможет еще больше развить свою науку и технологию.

Какие перспективы возврата к переговорам? Иран освободиться от санкций и сможем получить медикаменту от других стран. Из-за этих санкций мы не можем получить лекарства европейского производства. Сами видите, как подло они ведут эту войну, народ страдает от нехватки лекарств. Эти подлые действия США против нашего народа, мы не ведём войну против народа Америки, мы боремся с его политикой, народ не должен страдать. Ядерное оружие в нашей религии считается «харам», но для защиты нам это необходимо».

Как же в случае возвращения Ирана и США, исламская республика будет реагировать на акции против генерала Сулеймани и ученого-ядерщика Фахризаде?

Аятолла Сеид Хасан Амали. «Убийцей нашего ученого Мохсема Фахризаде не является Америка. Мы знаем кто стоит за этим, они обязательно ответят за это. Отмщение не коснётся ядерных переговоров.  Да, убийство нашего генерала Сулеймани, это Америка. Не стоит забывать, что наш генерал находился в Ираке по официальному приглашению Ирака. Америка показала свою наглость, свой терроризм, нарушая международный закон, убивая официальных лиц других стран. Отмщение будет безусловно, но эта работа будет наших спецслужб. Это никак не отразится на наших переговоров».

Материал подготовил Алексей Фомин.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ